Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Смысл «творчества» (из переписки)

Инстинкт творчества – это инстинкт выживания, подпрограмма действий в критической ситуации. Творчество придумано природой для сохранения вида, как поиск нестандартного решения в критической для индивида или группы ситуации. Все остальное вторично и непринципиально.

Зачем популяции были нужны индивиды с нестандартным мышлением, «девианты», «сумасшедшие», («художники»)? Именно для этого: действовать не по программе, не по правилам. В том смысле «творчество» присуще даже животным, пусть у них не обнаруживается наших «духовных ценностей». Им для выживания они просто не нужны, а материальные они вполне себе создают, по мере необходимости (запасают орешки). Нестандартные решения у животных «находятся» с помощью мутаций.

Наскальная живопись, которою некоторые желают воспринимать как незаинтересованную ни в чем практику и врожденную страсть к прекрасному – была реальным работающим механизмом выживания древнего человека. Ибо составляла часть магического обряда, который, в свой черед, помогал ему справляться с невротическими эмоциями страха и беспомощности в абсолютно неведомом мире, в котором было для него слишком много хаоса и мало космоса – а создание космоса из хаоса и составляет суть религии, согласно Мелетинскому.

Мы можем смеяться над магией и причинно-следственными связями между обрядом, предшествовавшим охоте – и ее результатом. Как магия, нематериальная, по сути, мысль – может повлиять на законы мира, на того же зверя, сделать его доступнее для охотника? – рассуждает «образованный» современный человек. Воображаемые доллары не делают же меня реально богаче! Но древний человек рассуждал совершенно не так, об этом пишет Леви-Брюль в «Первобытном мышлении».

Мысль – материальна, у человека просто нет ничего «нематериального». И эта мысль имеет к выживанию вида самое прямое отношение. Древний человек не ходил на охоту, не совершив магического обряда, не попостившись, не извинившись после охоты у животного за его убийство, не дав ему обещаний и т.д. Это и есть древнее «творчество» человека: найти способы магически воздействовать на природу, через тотемное животное или умерших родственников, симпатически, партиципально. Он жил в природе, целиком от нее зависел – и при этом ничего в ней не понимал, с нашей точки зрения. Он учился договариваться с нею, его творчество было – попытками договориться, ослабить невроз страха, пугающей неизвестности, непостижимых сил, действующих отовсюду, как правило, во вред. Все благополучие племени или народа зависело от магической мощи жреца, об этом вся «Золотая ветвь». Заблуждался этот народ или нет – дело десятое, главное, что он жил в этой парадигме, все его интенции, в том числе и творческие, исходили из этого.

Мысль объективна и материальна, потому что она – электрические сигналы в нейронах. Благодаря этим сигналам, а также памяти, рефлексам и пр. – человек двигается, ориентируется и познает. В этом смысле и воображение было дано (кем-то) человеку – не просто так, а как важнейший инструмент выживания, потому что других проблем и дел у древнего человека не было. Да, человек творит «свою реальность» – и его реальность именно магична, во многом даже и до сих пор, и далека от той, что «есть на самом деле», если б кто-нибудь знал, что это такое? В отличие от животного, человек (приматы вообще) был менее защищен, зато у него не было закрепленных орудий выживания, вроде когтей, рогов, копыт и т.д., что делало его поиски спасения и выживания более свободными, о чем пишет Тейяр Де Шарден в «Феномене человека». Животные пользовались «внутренними» орудиями, исключительно у них развитыми, но не мозгом, не связанным с орудиями – и они остались заложниками своих дифференцированных приспособлений. Приматы же – и человек как их уродливый представитель – искали «внешние» орудия, изобретая их по мере необходимости. И дело не только в изобретении лука, а прежде всего в убежденности, что животное нельзя убить, если оно не захочет, ни из лука, ни копьем или чем-нибудь иным, как железно верил древний человек.

А музыка и прочие искусства появились как перенаправление старого инстинкта в отсутствии первоначального повода. Хотя и по сей день искусство является по существу лишь утешением, отвлекающим от безысходности мира и сложности существования. Искусство нам дано для того, чтобы мы не умерли от истины, как говорил Ницше. При этом я не хочу оскорбить человека и его «идолов». С другой стороны, человек – не очень сложное устройство, все в нем базируется на простом механизме, состоящем всего из двух «операторов»: воздействие (вызов, стимул) – и ответ (в психологии: стимул – ответ – подкрепление). В этом смысле все мои «выводы» – «биологические», потому что у нас и нет ничего, кроме биологии.

Tags: из переписки, искусство, мифологии, письма с Понта, религии, философия
Subscribe

  • Самсон

    У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую…

  • Игра

    Говорить о политике, не в интернете, а дома, за чаем – как это старомодно! Будто возвращаешься в проклятый совок! Но тогда это было…

  • Выбор

    У интересных людей вся жизнь – череда выборов и экспериментов. Эти выборы и эксперименты спорны и порой небезопасны. Человек усложняет план…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments