Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Запад как религия

Согласно философу и социологу Льву Гудкову, директору «Левада-центра», русским людям всегда был свойственен комплекс национальной неполноценности, чувство зависимости и зависти к Западу (что отчасти правда). Сей же комплекс после провала (!) построения рыночной экономики, неудачи с превращением страны в демократическую и открытую (!) – трансформировался в комплекс национального превосходства, подъем патриотизма, увлечение советским и имперским прошлым (то есть МИФАМИ этого прошлого). Ну, а после событий на Украине и «аннексии Крыма» это переросло, само собой, в конфронтацию с Западом и разворот на восток. Хотя любим-то мы, конечно, Запад и комплексуем лишь перед ним. И стыдимся своей истории… Это и есть, если не важнейшая, то «очень важная часть» («a very important part») нашей национальной идентичности… (Тут: http://www.russia-direct.org/qa/russias-national-identity-through-lens-kremlins-foreign-policy)
В общем, все согласно догмату наших «либералов», который они активно транслируют на Запад, ибо он соответствует тому, что Запад хочет о России слышать. Перед нами абсолютно безупречный, как всегда, Запад, – и дуреха, неумеха Россия, стыдящаяся себя, которая ничего не сумев сделать по-западному и нормально, разочаровалась – и вернулась к привычной для нее деспотии, национализму и мифам…
Странно, однако. Ведь рыночная экономика худо-бедно была построена и работает. Она была построена, правда, очень большой ценой, которую никогда бы не потянули благополучные страны Запада. 70 лет людей отучали от капитализма – а потом ввели его почти обвально (так же, как раньше социализм), впрочем – лишь в интересах кучки хватов и ловчил, чья единственная цель была: урвать, отжать побольше бабла – и свалить с ним на счастливый Запад. Ведь Запад, что у интеллигента 60-х, что у диссидента 70-х, что у комсомольца 80-х, что у бандита 90-х – это символ Земли Обетованной… Это однозначный земной Рай и цель последних стремлений. Это просто религия – вместо любой другой.
Страну трясли и разрывали, но она ли не была «открытой» в терминологии Льва Гудкова? Была, и еще как! Ибо «открытость» в терминологии наших «либералов» – это открытость перед влиянием Запада, согласность на его доминирование, стояние в позе покорности, как перед отцом, учителем и гуру, который мог бы зайти в страну, как в комнату к ребенку, посмотреть, отчитать, исправить… Причем обратной связи не предполагается: ребенок никогда не войдет так же свободно к папаше. Или не было ли у нас демократии? Она лишь оказалась почему-то манипулированием в интересах «синих жадюг», оказалась просто ширмой, как и при совке, когда тоже голосовали «демократично» и «свободно», а побеждал тот, кому надо победить, кого назначили хозяева территории. И все это стало понятно очень быстро. И тут стоит спросить с тех «либералов», кто эти реформы проводил, в интересах кого они это делали, о чем они думали, почему все сделали так глупо?
Теперь про Запад, свет очей моих… На Запад у нас просто молились. Он считался непогрешимым и абсолютным ориентиром, в том числе моральным. Верили, что он, разумеется, миролюбив, никому не хочет зла, а лишь добра и прогресса. Что весь негатив про него придумала советская пропаганда. В общем, пушистый зайка, сильный, как слон, благодаря своему «правильному пути». Годы показали, что Запад лицемерен до невозможности, что его «миролюбие» – лишь реакция на сильный Советский Союз. И после исчезновения своей главной острастки – ему поперла карта, и он попросту слетел с катушек! Первым разочарованием была бомбежка Югославии. И понеслось. Стало ясно, что Запад строит политику лишь в своих эгоистических интересах, что он ничем не собирается себя ограничивать, ибо ограничивать его некому, что важен для него лишь он сам и его благополучие, что он был всегда и остался империалистом. И что советская пропаганда, в целом, была права, как ни прискорбно. Стало ясно, что ни с Россией, ни с кем другим он считаться не собирается, так как считаться он готов лишь с сильными и опасными игроками. Что он будет бомбить и вторгаться туда, куда ему заблагорассудится, свергать «законно избранные» правительства, устраивать перевороты и т.д., так как видит весь мир своей законной вотчиной. Там, где он не сможет воевать, он будет покупать. Ибо он богат, а остальные бедны.
В мире уважают лишь сильных и эффективных, и это справедливо. Ни былое величие, ни даже бомба – не основание для уважения, должно быть что-то еще, идея или пирог, которые привлекают людей – и пугают тех, кто хотел бы этими людьми управлять. Такое государство, как Крысолов, крадущий твоих детей. Таким Крысоловом стал для России Запад. Впрочем, было время, еще недавно, когда и России под маркой Советского Союза была Крысоловом для Запада.
Но как можно стать сильным и эффективным Крысоловом при сырьевой экономике, в расшатанной, раздерганной стране, которую боятся и презирают собственные граждане? Демократия в слабой стране – это анархия и бандитизм внизу и игры орлов-олигархов наверху, граждан мира, которым насрать на любую страну, которые любую страну воспринимают как свой бизнеспроект. «Настоящая демократия», конечно, тоже условная и очень относительная, может существовать лишь в богатой стране с эффективной экономикой, выборы в которой труднее купить, на население которой труднее повлиять, поманив его морковкой. Люди должны за что-то любить свою страну и уважать самих себя, а правительство воспринимать не как дорвавшихся до власти хапуг и уродов, а как профессионалов, честно и успешно делающих свое дело – не для одобрения забугорных кураторов и не в интересах счетов в их банках, а в интересах страны, от которой не хотят отказаться, с которой нерасторжимо внутренне связаны. Тут нужен перелом в сознании, и в России он произошел – к великому огорчению тех, кто исторически и истерически не любит Россию и не доверяет ей. Да, имели место непопулярные, с точки зрения «либерала», шаги, ибо покусились на всех его священных цац, которых он уважал больше, чем боялся коллапса государства. Теперь эти люди раздражены и тоннами возводят на страну напраслину. Даже естественный для каждой нормальной страны патриотизм именуется ими национализмом, фашизмом и вообще позором и последним прибежищем (известно кого). Можно быть патриотом любой страны, но не России! Типа – она не заслужила. Поэтому взлет патриотизма объясняется ими кремлевской пропагандой и трансформацией чувства неполноценности тупого ватника. Им невдомек, что такого взлета не было ни в 70-е, ни в 80-е при всей пропаганде и отсутствии альтернативных источников информации. А комплекс неполноценности хоть и правда имеет место, но порожден усилиями самих «либералов» – десятилетиями твердящих про ужасных «нас» и прекрасных всех остальных.
В России сработало чувство национального самосохранения, – вот и весь ее «комплекс неполноценности». Если его кто и испытывал в незамутненном виде, то сами «либералы», щедро поделившиеся им с общественностью. И тут пришло время поговорить – нет, не об «очень важных частях» нашего национального характера и «идентичности», но о важнейших частях идентичности «либеральной».
Итак, повторю главное: Запад для нашего «либерала» – это религия, в отсутствии любой другой, это альфа и омега, это место, где молоко и мед. Все, что хорошо Западу – хорошо и «либералу», потому что своей жизни вне его он не видит, и иной жизни, кроме борьбы со всем местным и косным у него нет (а все местное у него автоматически и косное). Поэтому его, Запад, сильного, мудрого, всепобеждающего, надо слушать, блюсти его интересы, убегать самому и «спасать детей», отвозя их под его лучезарный покров. Конечно, современный «либерал» если и слушает кого-то, то с пятого на десятое, как Захар барина, а то и вовсе никак (ибо унаследовал все худшие национальные черты), и он уже не так слеп и готов допустить, что на Западе, как на Солнце, есть свои пятна, но они такие пустяковые – по сравнению – что и говорить не о чем…
Tags: Россия, капитализм, либерализм, политика, филиппики
Subscribe

  • Разговоры

    Недавно посмотрел русскую «версию» «Идеальных незнакомцев» Паоло Дженовезе – «Громкая связь». Сюжет,…

  • Закулиса

    Можно ли допустить существование какой-то «закулисы», типа современных «розенкрейцеров», о которых писал Пятигорский? Но…

  • Матильда

    Посмотрел «Матильду». Я не кинокритик, разумеется, аматер. Но скажу: красивый, профессионально сделанный зрелищный фильм.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments