Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Картинки

«…И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг…» Да, шутка, может быть, только глупая ли? И чья? Жизнь, существование – не укладываются ни в какие рамки и определения, и ни одно прилагательное тут ничего не объясняет. Для Хайдеггера понятие «существование» было камнем преткновения.
Какой-то голос время от времени говорит мне, что люди ничтожны, и в массе, и по отдельности (ну, может быть, за редким исключением, нас с вами), и что мы живем лишь потому, что родились (случайным стечением обстоятельств) – и нам некуда деваться. Отсюда все наши поступки, «мысли», философия и прочая маята-суета, включая искусство. И чего, собственно, ждать от потомка обезьян! Удивительно, что все еще так, как есть, а не хуже!
Люди лгут себе и другим. Сперва религия, потом «демократия» были придуманы, чтобы не видеть трагедии, отвлечь людей картинками: о рае или комфорте со сверхпотреблением (а заодно и заработать немного). Тем не менее, человечество поняло одну важную вещь: в одиночестве человек погибнет. Он выживает лишь среди других людей, в «коллективе», обществе, государстве, – как ни крути. Следовательно, он должен чтить интересы этого общества не меньше, если не больше, чем свои собственные. Это и есть начало морали: смирение своего тупого «эго». (Это не значит, что в «интересах» упомянутого общества надо лгать, выдавать черное за белое и т.д. Такое могут предложить лишь демагоги, вещающие якобы от лица этого общества.)
Мораль – попытка снизить естественную агрессивность в интересах общего выживания.
Сперва мораль была целиком магична и базировалась на ритуале. За выживание племени и лично имярека отвечали предки, духи, боги – и надо было уметь их умилостивить. А они хотели жертв – и приучили человечество к жертвам. Чтобы человек честно жертвовал – появились специальные организации, следящие за этим. Они же монополизировали идею и практику «спасения» – в архаичной или более просвещенной форме.
Собственно, человеку насрать на мораль. Сперва он старается быть «хорошим» в страхе родителей, потом Страшного Суда, либо – в страхе суда земного, притаившегося в «законе». Личная «мораль» человека – зыбкий сентиментальный романтизм периода юности и чтения книг (кто читал). Кончили читать – кончился романтизм. И оказалось, что и романтизм, и сантименты, и мораль – все это было наносное, личина или некое заражающее влияние, от которого излечились в процессе жизни.
Поэтому разговоры о разуме и морали, убеждения в той или иной «правде» – все это разговоры в пользу бедных. И те, кто ратует за полную свободу от всего – не учитывают реального положения вещей. Да и те, кто ратует: насколько безупречны они сами? Легко говорить красивые слова, сложно прыгать на обещанную высоту. И социальные системы плохи не потому, что плохи (сами по себе), а потому, что население такое, какое есть. Ему может больше повезти, и тогда оно более «гуманное» и развязное (я не сказал: «развитое»), – и меньше. Тогда наоборот. Вот и все.
И если есть люди мягкие и не злые, значит, цивилизация дает им шанс. В другое время и в другом обществе они давно погибли бы. Да и в этом существуют с трудом. Прообраз ли они какого-нибудь будущего пути для всего человечества? Сомневаюсь. Просто их природные инстинкты притушены, биология дала сбой. Впрочем, всякий сбой в природе – тоже инструмент. У природы все схвачено.
Tags: мисогинизм, мораль, фанаберии, философия
Subscribe

  • Самсон

    У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую…

  • Игра

    Говорить о политике, не в интернете, а дома, за чаем – как это старомодно! Будто возвращаешься в проклятый совок! Но тогда это было…

  • Великая перезагрузка

    Мало верю, что «западную цивилизацию» – через выдуманную пандемию – готовят к «четвертой промышленной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments