Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Category:

Люди из сновидений

Розанов в «Русских могилах» («Темный лик») перепечатал статью о православной секте под Тирасполем, почти в полном составе самоубившей себя вместе с детьми (30 человек) в самом конце XIX в. Все это по свежим следам и с великим прилежанием было расследовано и описано профессором Сикорским, врачом-психиатром, Розанов лишь комментирует. В статье, используя показания оставшихся в живых свидетелей, с тщательностью уголовного дела рисуется, как еще недавно относительно или совсем нормальных, даже добрых людей в короткий срок превратили в одержимых фанатиков, готовых умереть и заодно убить своих близких.
«Мирная, безмятежная жизнь терновских хуторов была нарушена брожением, начавшимся в среде скита осенью 1896 года. Виталия и Поля (женщины, лидеры общины – Песс.) стали постоянно говорить о имеющих якобы наступить преследованиях;… об ожидаемых якобы общих мерах против раскола. Проповеди и предсказания Виталии на этот счет производили значительное действие и вызывали волнение и беспокойство, которые она никогда не старалась успокоить, а напротив – старалась усилить и раздуть. Никогда с ее уст не раздавались слова надежды и примирения. Напротив, она постоянно поддерживала возбуждение и запугивала – часто говорила, что наступят еще худшие времена и что нужно всего ждать… Ее тревожные речи действовали на окружающих, особенно на женщин и подростков… Вечера и ночи проходили в беспокойных думах и разговорах, в которых принимали участие женщины, подростки и дети, вследствие чего беспокойство и волнение нарастали, а решения заменялись фантастическими предположениями… Немногие из мужчин давали совет – «дожидаться, что будет», ничего не предпринимая. Этот благоразумный исход, к сожалению, не имел места, главным образом потому, что психологический центр всего дела перешел к затворницам и вообще к женщинам и в силу этого получил оттенок страстного, горячего отвлеченного дела, которое не справлялось с внешней жизнью и действительностью». «С Рождественского поста (с Филипповки) беспокойные настроения терновских скитников и хуторян значительно усилились. Проводились нередко то в той, то в другой семье бессонные ночи в бесконечных причитаниях и самоустрашениях…» Ну, и вывод: «Не отдам ребенка на погибель; лучше пойду с ним в могилу». Или: «Надо идти в яму, иди, сыночек, в тюрьме тебя станут резать, мучить, и ты откажешься от веры». Вот все и пошли, даже с грудными детьми. И в этой яме погибли. Надо ли пояснять, что ни о каких гонениях не было и речи, ни в какую тюрьму никто раскольников заключать не думал, тем более с вымучиванием у них отречения от  веры: все это было плодом самовнушения и нагнетания со стороны лидеров секты.
Вот чем кончаются эксперименты с «идеями» и упражнения в вере. Собственно, вера может быть любая, это может быть и какая-нибудь «прогрессистская» вера, вера в «добро», революцию, свержение ненавистных тиранов… Катастрофические пророчества, поддержание мрачного настроения, распространение недостоверной информации, передергивание и преувеличение, кликушество – и люди уже готовы с топором кидаться на супостатов!
Другой важный вывод, очевидно в чем-то противоречащий Розанову. Описанная секта, кончившая таким ужасом, была, собственно, секта беспоповцев. Как бы я ни относился к попам, но они, как правило, сибариты и слишком любят жизнь, потому, в целом, умерены в своих взглядах. И, не исключено, что главная суть их профессии – подавлять волну подобного религиозного энтузиазма, снижать градус вспыхнувшего воображения. То есть в этом и заключается смысл существования институциональной церкви – и институции как таковой, может, во многом и консервативной: не допускать перегибов в любой вере и массовых помешательств, за которые данная институция отвечает и на которых специализируется. Потому что человеческая психика не устойчива и из нее очень легко испаряется здравый смысл.
Впрочем, отвергнуть здравый смысл и дух мира сего, и «сгореть ради мечты, идеала etc.», хотя бы метафорически – порой очень приятно и соблазнительно для самооценки. И вот человек, все позабыв, готов беззаветно бросаться вместе с толпой вслед за фантомом! Ибо уже очень манящая картинка вырисовывается впереди (а на это есть мастера – рисовать манящие картинки!). Реальная жизнь обычна, трудна, а тут картинка... Да и компания.
Вообще, эта статья – один из самых мрачных текстов, что я читал в жизни. Потому что – документ. О, да, сколько всего случилось потом в ХХ веке, и сколько было разных документов!.. Тут поражает другое: страстное, немотивированное желание убить себя! Вопреки всем инстинктам, присущим каждому живому существу. Пресловутый Танатос в полный рост при подавленном Эросе. Так сказал бы психолог.
Я скажу другое: кажется, что люди живут в СНОВИДЕНИЯХ, так абсурдны их поступки! Именно в сновидениях мы ведем себя алогично, точнее, подчиняемся тем импульсам, которые сидят глубоко в подсознании и выходят из своего темного угла, пока мы спим. Я чувствую: многие люди спят. Или думают, что спят – и потом проснутся. И все будет хорошо. А потому – все не страшно… Чего страшного, если мы прыгнем с крыши в сновидении? Есть и более экзотический ответ: жизнь одних – сновидение других. И наоборот. Я не могу понять людей из сновидений. А они – меня.
У нас разные сновидения.
Tags: Россия, политика, психология, христианство
Subscribe

  • Силуэт (отчет о поездке)

    Это был юбилей. Тридцать лет назад, летом 89 года, я впервые попал во Францию. И в капстрану тоже… То путешествие описано в специальной…

  • Перспектива

    Странный запах, начертанный на мокром дожде: можжевельника, клена, каких-то цветов. Это все напомнило специфический запах “родины”,…

  • Земля, окруженная морем - 2 (окончание)

    *** Праздник кончился, а колокол по-прежнему звонит. Мы ушли за четыре километра, а все слышно. Это приятно в маленьком глухом месте: какой-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments