Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Библейская история

Всякая политика – это поиски прекрасного невозможного, щедрые заимствования из арсенала религии. Это сверка часов с Вечностью, чьи планы опубликованы в центральной прессе. Власть обязана уметь хорошо пообещать, вроде того, что построит коммунизм в 80-ом году! Это не банально, во всяком случае.
Прежняя власть считала, что стоит как витязь перед Драконом, отбивая атаки на области Света из областей Тьмы. Поэтому была устала и серьезна. Советский Союз – был одновременно «передовой отряд», монастырь и многомиллионная секта, члены которой уже разочаровались в идее, когда-то сплотившей их – и отделившей от остального мира. Сектой правили одряхлевшие герои и престарелые патриархи, обессилившие фрезеровские жрецы, уже не способные творить чудеса. В равной степени и марксистское учение, определившее устав монастыря, виделось лишь ужасно темной, неживой, предельно догматичной схоластикой (да и было таковой).
Десятилетия проползая через узкие врата догмы, все живое в нем деградировало и обесценилось: труд, слова, даже серьезность. Все жили под лозунгом: «сойдет и так».
На старости лет, словно у Кудеяра, «совесть Господь пробудил» – и режим надумал дать гражданам немного свободы, полагая, наверное, что он достаточно кудряв и крепок, чтобы выдержать ее. Даже, собственно не совесть, а здравый (наконец-то!) смысл, ибо режим просто легализовал то, что и так давно существовало в его недрах подпольно, бесполезно для режима и небезопасно для участников – вопреки всей схоластике. Тем он избавлял себя от растраты огромных средств и сил на борьбу с вещами, которые, как подсказывал ему опыт, он все равно не в силах победить. И за этот смелый шаг он ждал благодарности и дивидендов.
Социализм, то бишь «социальное государство» плюс свобода – да это и был бы чудесный «коммунизм» из пророчеств седой старины! Так, вероятно, думала прежняя власть. К тому же она надеялась с помощью свободы и «легализации» подлатать расшатавшиеся рубежи, что прежде делала с помощью репрессий.
Нет, древний огонек-то лучше был! Увы-увы, режим мог выдержать любую войну, но не свободу, – прежде всего потому, что не имел привычки к ней, не знал или забыл ее коварные свойства. Он словно сел в незнакомый автомобиль и понесся по сколькой дороге. Героический и безрассудный шаг! Тем не менее, свидетель и участник того ралли, я приветствую его!
Я не жалею о крахе автомобиля: он попросту не мог не погибнуть. Даже если забыть всю кровь и пустыню, через которые режим провел подопечных, словно Моисей евреев. Ибо, в конце концов, у того баснословного марша были достижения, и огромной ценой он приблизил «нас» к Обетованной земле – то есть добился неплохих, подчас выдающихся успехов почти во всем. Но нельзя переть, как Китоврас, только по прямой, ломая углы! Любая система, как и любая дорога, нуждается в коррекции и переменах, связанных с переменой в мире, в котором она существует, даже отгородившись от него стеной. Лишь заикнувшись о переменах, советский монастырь потерял легитимность и «святость», что обеспечивали ему и право на насилие. Потеряв последнее – он потерял способность управлять событиями. Чуть-чуть приоткрыв крышку, он выпустил джина, который уничтожил его. Он сам породил этого джина: население с завышенными ожиданиями, уставшее от догматизма, проблем, однообразия, ни во что не верящее, политически неграмотное и неопытное, не понимающее, что такое свобода, наивно убежденное, что все, что говорила официальная пропаганда – ложь, а все наоборот, и черное – белое. И с этой великой «идеей» оно кинулось в новый зубодробительный эксперимент, к которому совершенно не было готово. Совок не подготовил его, хотя должен был, как, условно, родитель – своего ребенка. И его подросший сын сжег родительский дом, возводившийся столько лет. И теперь мучительно строит новый на пепелище. Вполне себе еще одна «библейская история».
Лишившись догматических корней, Советский Союз породил монстра, новую догматику, основанную на невежестве и воображении, выросшую не из опыта, а из интеллигентских спекуляций, прикрывшихся фиговым листком чего-то простого и гуманного, супер-завлекательного, обещавшего молоко и мед, то бишь новую Землю Обетованную, еще и практически задаром. В отличие от Моисея, Маркса и большевиков, эта догматика даже ничего не изобретала, она была чистой негацией, отрицанием всего 70-летнего маршрута, всех жертв и «чудес» в пустыне. Надо было не использовать это во благо, а сжечь, отрясти – и тронуться назад в Египет, отдав себя на милость тамошним жрецам и волшебникам, которые научат нас, как надо жить. Они-то знают, у них ведь такие пирамиды!
И вот свободный народ с полными котомками демократии вновь вышел в пустыню – в поисках нового миража.
Сама по себе свобода не панацея. Это как самолечение темного человека. Любое профессиональное лечение исключает «свободу». Свобода – это демагогическое требование, политический фанатизм и фантом, новая «религиозная норма», под знаменем которой надо собрать как можно больше людей – и с их помощью захватить власть. Что только потом с ней делать? Ибо свобода, повторю, сама по себе не лечит. Лечит, как ни прискорбно, анти-свобода: воля, стойкость, долгое повторение трудных процедур и уроков. И только так устраивается место, где есть и, условно говоря, свобода, и обещанные мед с молоком.
Tags: Россия, история, политика, свобода
Subscribe

  • Контрдоводы

    Вот возможные контрдоводы на мой вчерашний пост о войне и политике. Разумеется, война – вещь нехорошая, это крайний способ ведения…

  • Ставки

    В дневнике Блока за 1917 год есть запись о его разговоре с солдатом, «который хорошо, просто и доверчиво рассказал мне о боевой жизни... как…

  • Самсон

    У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments