Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Путешествие на Шипот и дальше

Видно, мои апотропеические ритуалы были не вполне угодны духам. Поэтому путешествие получилось на редкость засадным. Духи вообще существа капризные, и сколько бы ты ни совершал ритуалов, вроде, например, подготовки и ремонта машины, все они могут быть ими отвергнуты, как гнилые яблоки.
Началось с того, что после последнего ремонта, буквально накануне отъезда, из машины стало хлестать масло. Поэтому у едва не первого попавшегося на трассе сервиса у местечка Калинов куст ("мост", как мы недальновидно смеялись в предыдущие поездки) – мы тормознулись для нового ремонта. Пока Михалыч, приятный немолодой мэн, возился, исправляя работу предыдущих мастеров, мы обедали, коротая время. Кота занесло на стоянку разбитых машин, где, между прочим, имелся металлолом с детской шапочкой и книжечкой внутри. "Ты испортишь нам дорожную карму!" – предупредила его Маша, – и как в воду глядела.
Несмотря на всю расторопность Михалыча, тут мы потеряли два часа, ибо после помывки двигателя вырубился еще и коммутатор, с помощью которого моя замечательная машина заводится. Еще больше часа отняло прохождение таможни. Но, главное, что прямая трасса на Киев закрыта, и менты посылают всех в кругаля через Чернигов. Это свело наши шансы попасть к ночи в Мать городов – к нулю. Впрочем, на этот раз у нас не было в нем вписки, и ночевать нам все равно пришлось бы в машине абы в палатке. Зато ломанулись по новым местам, а это всегда познавательно.
Первым пунктом идет Шостка, название которой вызвало в памяти шосткинскую пленку "Свема", едва не единственную на территории кондовой в достославные 70-е годы, фиговую-фиговую, но свою. Увы, больше здесь ничего не производится. Враги, опасаясь конкуренции, спалили родную хату – и лишь руины бывшего завода украшают окраинный пейзаж.  
В деревнях колодцы – словно часовни, с такими же крышами, некоторые даже с крестами. Запах степной травы. Это настоящая внутренняя Украина, с дорогами, которые строили раз и навсегда, поэтому ехать по ним проблематично. Красивая широкая Десна, за ней огромные валы, охранявшие эту древнюю землю от восточных ветров.
А потом Новгород-Северский, знаменитый старинный город, древнее Москвы, столица княжества, в котором я был 27 лет назад на летней обмерочной практике.
Прошло слишком много лет, и я ничего не могу найти. Даже руины того собора, кроки которого мы героически делали в свободное от прочих замечательных дел время. На центральной площади стоит безымянный памятник чуваку в русских воинских доспехах. Оказалось – князю Игорю (из слова о полку…), происходившему из этих мест. (Действительно, по дороге попалась деревушка с названием вроде Путивльска.) Старые одноэтажные палаты на толстых столбах, мощеная торговая площадь, белый храм в заходящем солнце – уже с элементами западно-украинской архитектуры.
Смеркается, в небе замечательный зловещий закат сквозь раскаленные облака. И мы мчимся в Чернигов, без надежды достичь его. Белые ночные бабочки летят навстречу, как звезды навстречу космическому путешественнику, вгоняя в транс.
Ночуем в поле. Думал, сразу вырублюсь – не хрена! Откинуться совсем не могу: за спиной лежит Кот. Для собственного удобства я расстелил рядом с машиной пенку и накрылся спальником. Тут и начался дождь. Ну, нас не запугаешь: я накрываюсь еще и целлофаном и сплю, время от времени выливая из под себя воду. Дождь к этому времени перешел в ливень.
Мысли за рулем. Гитлер начал свою войну с сэсером, собственно, лишь для того, чтобы захватить Украину с ее плодородными землями и расселить на ней немцев из фатерлянда в качестве колонистов и выращивать крапиву. Украине была бы дарована "независимость" под немецким протекторатом (то есть, она и была дарована в какой-то момент) – что вполне устраивало большинство украинских националистов.
Иными словами, это война, обошедшаяся нам так дорого, велась за Украину. И если б Сталин отдал ее на хрен сразу – то… ну, у кого-то были б живы родственники. И что же: меньше чем через пятьдесят лет ее отдали вовсе без войны, еще и добавив ей Крым, чтоб она не расстраивалась. Россия – щедрая душа!
К мокрому мутному утру я был весь насквозь и почти невыспавшимся. Сох в машине, мчась под непрекращающимся дождем к Чернигову. Сочувствую тем, кто стопит в таких условиях.
Умываюсь в черниговском "Макдоналдсе", открывшемся через десять минут после нашего приезда в этот славный город. Непонятно, кто идет сюда в 9 утра в субботу, но мы не были одни. Настроения совершать экскурсию по городу в поисках великих соборов не было. Так и увиделся он мне совершенно совково-американским.
Киев я хотел объехать по какой-нибудь кольцевой или окружной (которой, как известно, в нем нет), в результате угодил в самый центр – еще и под сильнейший ливень. Город уже как родной, только у нас впереди аж 720 километров, а времени – первый час. Вообще, за сегодняшний день нам надо было проехать примерно тысячу километров, что не такая уж невыполнимая задача, особенно если сухо и хорошее шоссе.  
И хорошая машина… В этот раз у нас просто вырубилась пятая скорость, что не есть трагедия. Но это было только началом. Если год назад вся трасса до Львова была сплошной ливень, то теперь сплошное солнце, лишь перемежающееся несильным дождем. Даже не верится. Кафе "Щедрый млин", очень прикольное, в национальном стиле и с вкусной хавкой – здесь нам принесли счет на 130 гривен, вместо 65, прикол! Чего с москалями церемониться! Накинули бы двадцать – я бы не заметил. Щедрый на подставы млин, как и весь, как потом выяснилось, украинский общепит.
Настоящий дождь ливанул лишь под Львовом, точнее под Ровно, где начался и ужасный ремонт, так и не законченный с прошлого года. В маленьком селе затарились хавкой – а в небе абсолютно черная туча на двух еще более черных ногах. До 718-го километра еще почти двести, а времени девять по Москве. Над карпатскими горами – радуга, прямо, как полагаю, над лагерем волосатых. Архитектура тут стала еще более изощренная и богатая.
Я мчусь как полоумный, выжимая из машины 120, вписываясь в бесконечные повороты и обгоняя бесконечные фуры. Почти в темноте свернули на Верхние Ворота и Воловец. Я помню дорогу, почти до самого конца, но именно почти… За Воловцом подобрали двух ребят, бредущих в темноте в лагерь. Общими усилиями, с помощью местных жителей нашли поворот к Шипоту.
Тут многое изменилось: появилась стоянка, зато переезда через реку нет. И стоит бревенчатый дом охранника, из которого вышел он сам, запредельно пьяный и благостно-молчаливый. Едва мы собрались достать вещи и идти наверх – хлынул ливень, щадивший нас почти весь день. Пришлось снова спать в машине. Все в точности повторяется: шумит дождь и водопад, а я пью коньяк.
Утром сквозь ели в машину бьет солнце. Что-то новенькое. С горы спускаются хиппы, подходит девушка Ира, которую мы везли в прошлом году. Собрали вещи и поперлись сами по мокрым камням наверх. Слышен родной звук там-тама, встречные люди здороваются. На нижней поляне палаток даже больше, чем в прошлом году, для нашей уже нет места. Батя говорит, что честно держал для нас место, но отдал его приехавшим Диме-скрипачу и Тине. Они тут же, как и все прочие прошлогодние френды.
Нет, ну, не все, конечно.
(Продолжение, возможно, следует...)
Tags: Тусы, Украина, Шипот, дорога
Subscribe

  • Роль

    Вчера я получил письмо, в котором меня извещали, что мое желание удовлетворено, и я приглашен на роль несчастного человека в ближайшей пьесе.…

  • ОСТРОВ НИКОГДА (апгрейд повести)

    Ты строишь то, что хочешь, ты получаешь то, что заслуживаешь, образ окружающей тебя реальности – это образ тебя самого… Мы…

  • Игуана -2 (конец)

    Узелок имел и свое продолжение, в котором, конечно, и заключалась вся его соблазнительная и грустная прелесть. Через три года, весной 87-го, я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments