Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Страх как товар



Мы живем в товарном мире, где товаром является все. В этом году самым популярным товаром стал страх: у кого за себя, у кого – что этот бред никогда не кончится!
В сети давно гадают, чем же все-таки вызван такой жесткач? Разве прежде не было эпидемий, разве пресловутый ковид чем-то серьезно опаснее привычного гриппа? Однако никогда и близко не было этой «паники» – с изоляциями и запретами, как теперь. В чем секрет?
Можно предположить, что все или почти все правительства послушно поддались веянию времени. Сказано (кем-то): пандемия и дикий стремак – будем плясать вокруг нового божка. И у каждого – свой интерес.
Однако потребность в страхе надо создать – этим и занимаются мировые правительства и подконтрольные им СМИ. Что же продают правительства потребителям под этикеткой страха? Новую несвободу, новое видение государства, новые правила жизни, новые мифы… Новые технологии, где все станет виртуальным, а не реальным. Новое восприятие человеком самого себя и своего места. Твое место у параши!
Ну, а нашу власть, известно, – хлебом не корми – дай что-нибудь запретить или ограничить! Ссылаясь на опыт тех, у кого тысячи смертей (хотя мы знаем, как их считают), она вводит жестокие карантинные меры практически на пустом месте, «на опережение». Как удержаться, если появился повод! Она как наркоман – не может! Конечно: научи дурака Богу молиться, он и лоб расшибет. К тому же в чем в чем, но в запретах и ограничениях мы всегда были впереди планеты всей. «Приличные» страны запрещают и ограничивают, – неужели мы отстанем?!
Никто из моих друзей (наверное, и из ваших) не видел реально ни одного заболевшего от ковита, тем более умершего. Притом что половина из нас им, возможно, уже переболела – как прежде гриппом, почихала и выздоровела. Но нас изолируют и прессуют, словно в городе чума! И мы все умрем, если не чрезвычайщина!
Полагаю, наша власть все же не так проста, чтобы не иметь в этом спектакле какого-то особого резона и интереса. Первый и очевидный: потеря популярности, если ковид и правда круто распространится, а больничных коек не хватит – и тут откроются некие неприглядные факты о состоянии российской медицины. Начнутся слухи, накрутки про жертвы, как когда-то в Одессе… И все, разумеется, обвинят власть в в пренебрежении здоровьем граждан… Возможно, и без особых оснований, как часто бывает. Но власть по своей привычке дует на воду и перестраховывается.
Второй интерес из разряда конспирологических: власть проверяет возможности и методы манипулирования массовым сознанием, степень управляемости граждан, меру их готовности подчиняться нелепому и мучительному. Ведь сперва, в стиле «окна Овертона», можно приучить население к потере одних, еще маленьких, свобод, вроде не шибко важных – под благовидным предлогом, разумеется. Потом еще одних, чуть больших, потом – до бесконечности. Чередовать это надо с возвращением части прежних свобод, но никогда не всех. Отнял на единицу, верни на две-трети. Почти то же самое. Никто на радостях не станет придираться! Потом люди станут просто счастливыми от этих кратких промежутков, как от воскресений – когда их не мучат. И будут хвалить мучителей за их гуманность. Чтобы к концу эксперимента человек совершенно забыл, что имел когда-то какие-то свободы, ну, как советский человек в недавнее время. «Свободно выходить на улицу»? А разве такое бывает?!..
Может, под ковид или «победу» над ним и «поправки в Конституцию» хорошо пойдут. Без эксцессов.
Если в мире есть пандемия – то пандемия безумия. Которую нам продали как товар первой необходимости. Ей уже заполнены все прилавки. Скоро не останется никаких других товаров. В такой ситуации выживут сильнейшие (государства). Это я и называю войной нового типа и войной 21 века, самой гуманной – но лишь для победителей.
Tags: Россия, вирус, политика, страх
Subscribe

  • P.S. рассказа «Тихое место»

    Несколько дней назад я узнал, что умер и второй герой одного моего грустного рассказа. После смерти жены он продержался удивительно долго.…

  • Томилино, 35 лет спустя

    Наш дом, в котором мы жили в 83-84 гг. Он еще стоит, чему я несказанно удивлен. Как и тому, что я его нашел... Альбом:

  • Уцелевшие

    Можно сказать, что прежде мы не жили. Сперва долго готовились к жизни, потом ненавидели, «боролись», не делая попыток включиться в эту…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments