Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Category:

Любители солнца



В этом году Крым напоминает времена отдаленные, для кого-то почти легендарные, времена приснопамятной империи, – когда некуда было деваться, и все ехали в Крым или на Кавказ, чтоб вкусить хоть какой-нибудь экзотики… Конечно, на территории огромной страны хватало и других экзотических мест, но не было таких теплых и шикарных (по тем временам), ставших естественным курортом… И вот теперь, по невозможности отбыть (в силу известных причин) в края более теплые и неизмеримо более шикарные, – даже в середине сентября в Крыму – забитые трассы и пляжи, и бесконечные очереди в музеи. И мост тут очень пригодился.
Трудно объяснить смысл Крыма, хотя я делал много попыток. То есть – за что «мы» его любим? В традиционно-российском сознании давно существует и неоспоримо присутствует феномен Крыма, так что услышав заветный тетраграмматон, «наш» человек улыбается, – как когда-то заметил Аксенов.
В чем же «феномен»? Он не 100%-е субтропики, он не богат, и сервис тут как-то так… И люди очень просты.
Феномен любви к Крыму связан с феноменом России вообще, со всеми ее ужасами, бедностью, несвободой и – амбициями, мощью замаха и жертвами ради последней цели. В общем, со всем тем, из чего лепятся герои и мерзавцы, гении и злодеи… Собственно, это и составляет ее пресловутую «духовностью», то есть веру в сказку, любовь к вековечным и крайним вопросам, молитвенное отношение к надмирным абстракциям, восторг перед всем ярким, излишним, нездешним, провоцирующим воображение, заставляющим мечтать (на очередном, своими руками созданном пепелище, посреди заливаемой дождями и заносимой снегом равнины). Отсюда же и ее нерациональность, безжалостность, неумеренность. В России все всегда или – или. Поэтому развито умение жить в любых, самых крайних условиях, легко жертвовать и счастьем и самой жизнью (своей, чужой) – там, где жизнь ничего не стоит, а счастье не предполагается в силу критичности момента. А критичность момента – это местная обыденность.
Таков и был Крым для русского человека: земля мечты под южным небом – на окраине огромной северной страны, истоптанной и изуродованной бесчисленными войнами и экспериментами. Это был выход к мировым мифам, краеугольным камням европейской цивилизации, солнцу Средиземноморья. Он являл образ земли, где климат ласкает, где рельефы поражают взор, где до горизонта – бесконечный простор моря, где другие цвета, другой запах, другие деревья, другое все…
Культ Крыма – не советская придумка. Он укреплялся весь XIX век. И к началу ХХ стал несомненным, несмотря на все Ниццы. Собственно, он был заменой всего того, зачем русские люди ехали за тридевять земель наслаждаться жизнью. Так он был задуман… – землей отдохновения для несчастных, утомленных рабов империи, сражающейся с мировым злом из последних сил. В этом смысле он – эмблема. И равного ему нет.
Но своего апогея он достиг, конечно, в советское время, став маленьким островом маленькой свободы и счастья – среди уже другой империи. Во всякой суровой жизни нужен карнавал. Крым был советским карнавалом.
Крым – слоенный пирог из цивилизаций, событий, войн, счастья и катастроф. Это особая земля, где все соединилось. В том числе – воспоминания. Можно найти другие красивые и даже более красивые места (красивых мест много), и уж несомненно более удобные, «цивилизованные» и пр.. Но в них не будет твоих воспоминаний, не будет людей, с которыми ты сможешь говорить на одном языке, прежде всего языке общего для вас прошлого, проросших из детства ценностей… Как бы там ни было, Крым и по сей день остается самым близким и дешевым местом для любителей солнца.
К этому месту всегда стремились, ненавидели, сражались, захватывали, отвоевывали, разрушали, воскрешали. Россия в свое время положила конец «мусульманскому раю» (из стихов Волошина), большевики уничтожили царский, 90-е уничтожили советский. В 14-ом пришел конец худенькому украинскому. Но как я увидел на днях на рекламе, проезжая по шоссе Бахчисарай-Ялта: «Райнаш!».
Как бы ни проклинал порой я это место – от этой земли нельзя отказаться. Слишком много красоты сосредоточено здесь на небольшом пространстве, доступной и общеизвестной – и той, за которой надо идти по тропам, ехать по серпантинам, подниматься в горы под палящим солнцем, которую надо заслужить. Прожив здесь столько лет, я не устаю удивляться его неисчерпаемости.
И снова улыбаюсь.
Tags: Крым, Россия, история
Subscribe

  • картинки

  • Мотивация

    В глубине человека живет отчаяние, которому он не дает выйти наружу. Оно связано с ощущением нелепости жизни, недовольством собой и невеселыми…

  • картинка

    Две женщины. 60х47,5, оргалит/акрил

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments