Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Трип (отчет, вроде как у Альберта Хофманна)



Сентябри сделали отличный setting, то есть превратили нашу комнату в подобие шатра мага на средневековой ярмарке. Флюоресцирующие нитки через всю комнату, как паутина, картинки, освещенные фиолетовой лампой, свечки, благовония, ковры, подушки на полу… Особое место для ноутбука, вроде алтаря.
Вероятно, 30 или 40 микрограмм псилоцибина на основе Strophana cubenis.
Действие началось минут через тридцать. Никаких визуальных или акустических эффектов. Только физические: легкие судороги, которые скоро прошли, галоперидольная неуемность: то лягу, то сяду… Потом начались чисто психоделические эффекты, попадания в старые картинки, в комикс про сверчка из журнала "Америка" 70-го года, в этот очень симпатичный мне город, по попаданию куда я сразу определяю, что трип пошел. При этом я все время присутствовал в комнате и мог участвовать в разговорах, стоило открыть глаза.
Вдруг я очутился в комнате Тери в 85 году, в момент своего первого калипсольного трипа. Это воспоминание и опыт были очень важными для меня, и я вспомнил все в деталях. Времени больше не было, точнее я был в двух временах сразу. Жалко, что я мог видеть лишь в прошлое. С другой стороны: что брать за точку отсчета? Если считать за настоящее – то время и квартиру Тери, то теперь я был в будущем. И я мог бы рассказать Тере, что будет дальше, что с ним случится… Но я понял, что он и так это знает. Более того, все теперь и есть Теря, весь мир, и я, как его часть. Это он породил его из себя. И я видел, как это делается. Потом я понял, что я и Теря – это одно и тоже. А так же М. и все, кто участвует в трипе.
Поэтому я со всем основанием утверждал, что это я сочинил М. и все ее реплики. И что понятно, что она будет возражать, доказывая, что она сама по себе, а не часть моего трипа или моей фантазии. Но это же опять же в рамках придуманной мной игры. Такую я придумал ей роль. Она была чем-то темным и непонятном в глобальном свете моего трипа – и я углубился в это темное, чтобы понять его – и породил мир. Хотя и это темное, скорее всего, породил тоже я, только забыл когда и зачем? Из мазохизма что ли?
Так мы с ней и играли весь трип. То я ее порожу, то она меня.
Я увидел, как я рождаюсь, а до этого увидел всех нас в какой-то "матке", когда мы принимали решения: рождаться или нет? Увидел себя в три года, когда я впервые осознал мир вокруг, то есть появилось мое "Я" и сразу "появилась" память. И увидел, как я его увидел… Очень хороший, кстати, был мир.
А потом наступило полное просветление. Даже в кавычки не буду брать. Но рассказать это нельзя, потому что все слова и понятия существуют лишь для этого мира, придуманы им для объяснения и выражения самого себя.
Все эти сравнения: опыт смерти, рождения, даже общение или ощущение себя Богом – все это не то… Смерть есть в этом мире и в этом мире она загадка. Вообще же – нет никаких загадок. Просто надо понять, что это все – мы придумали, и не важно, что там, скажем, в атоме или во Вселенной. Мы можем дробить и искать сколько захотим, а можем и остановиться. Это же просто наша игра: в атомы, в загадки, в самих себя…
Поэтому все правильно: "ложки нет" (как сказано в известном фильме). Но проблема в том, что нет и ничего остального. Нет и того, кого волнует ложка или ее иллюзорность. Когда ты задаешь этот вопрос – то уже ясно, что ложка есть. Поэтому в данном мире некорректно говорить про ложку или, скажем, про способность летать – и тем более не стоит эту способность демонстрировать. В этом мире ты летать не можешь. Но ты можешь выдумать другой, где люди летают. Или не люди, а вообще неизвестно кто. Да и нет там таких проблем: летать – не летать, потому что опять же летать – это важно в нашем мире, где есть гравитация, есть понятия выше, ниже.
Я предвижу сакраментальный вопрос "зачем?", зачем кто-то, может, ты сам, все это выдумал, этот мир, самого себя?.. Но этот вопрос нельзя задавать: он бессмыслен. Это только в этом мире есть понятие "зачем". Потому что есть начало, конец, есть сроки, цели, стремления, осуществления… Здесь все конечно, и потому существен вопрос о цели усилий.
А если есть бесконечное количество времени, которого нет (ибо время есть лишь там, где есть границы), и есть бесконечное количество сил, потому что можешь выдумать их себе сколько хочешь, как в компьютерной игре… Выдумать эту игру, этот мир, поиграть в нее, то есть пожить вот так. За одну условную секунду ты создаешь этих миров столько, что лень считать. Но нет никаких секунд, а мир – это моментальный снимок твоего бесконечного трипа. Открываешь глаза – и вот он, этот мир готов. С прошлым, будущем, твоим личным, планеты, Вселенной… Закрываешь глаза – и как мировой сновидец Вишну ты снова в трипе. И в нем ты выдумываешь, скажем, Америку и 67-й год, и психоделики, с помощью которых ты понял, как надо задавать вопросы о смысле жизни.
И ведь нельзя сказать, что нет мужчин, женщин, мира – ты же сам их породил, сделал этот стоп-кадр своего бесконечного трипа. И в этом, тоже по своему бесконечном стоп-кадре, мы живем, умираем, у нас есть проблемы с детьми, работой… Он просто не плоский этот кадр, а трехмерный и еще подвижный. Потому что тут есть понятие движения, смены места. В трипе, впрочем, тоже есть смена места, и все эти места ты предварительно творишь. Это путешествие и творение сразу. На сколько ты врубишься в какую-нибудь деталь своего творения, на столько ты будешь ее углублять, выстраивать в подробностях, сочинять так или этак. И если ты уж очень заморочишься, то дойдешь и до атомов и – глядь, а наш мир уже существует! Ну, у тебя же бесконечное время, ты можешь этот мир продумать очень тщательно, как дорогую машину (игрушку), до последнего винтика.
А когда существа из этого мира начнут задавать вопросы: как да зачем? – ты им в конце концов придумаешь психоделики – и они все поймут…
И теперь было бессмысленного сравнивать прежние мои сверхтрипы и этот, как вообще было бессмысленно говорить о моем возрасте, мне самом, потому что, как назовешь, так оно и будет. Ты сам выдумал все характеристики, выдумал прошлое и будущее, мужское, женское, добро, зло… Точнее они сами вырастают из условий придуманного тобой мира.
М. руководила игрой актеров, как в театре: "это не твоя реплика", напоминала она. Реплики доносились, впрочем, не очень вразумительные: "что?" да "как?". Иногда междометия "а-а-а!", – выражавшие полноту постижения истины… Как и обещала: с ней было очень весело. И она все интересовалась, откуда берется добро и зло? А я объяснял, что есть просто две стороны как бы тарелки. На какой стороне находимся мы – ту и считаем за добро, а противоположную – за зло.
Но зачем мы выдумали две стороны тарелки? Ну, это опять то пресловутое "зачем?"
Несколько раз М. просила меня пощупать батарею: все, вроде, мерзли. Но я ничего не чувствовал, словно находился в глубокой анестезии.
– Нет никакой температуры, – говорил я. – Да и откуда ей взяться, если ты сам ее еще не выдумал? С другой стороны, если есть слово, то можно выдумать к нему и явление. Можно выдумать холод, потом можно выдумать печь и огонь, и даже дрова. Можно поиграть в эту игру. Потом по ходу дела можно создать рассвет, Крым, зиму и пр. Поглядеть и остаться довольным.
Но по законам игры ты ни за что не должен догадаться, что и как ты все это придумал? Ты должен считать все это за несомненную и единственную реальность. Даже стучать по стене и говорить: вот же – она твердая, она существует! Но и эту реплику придумал ты, и это восприятие. А на самом деле твоя комната и есть весь мир, и над ней восходит картонное солнце…
Никакого отвращения при возвращении, как от калипсола. Там тебя загоняют в реальность слишком быстро, со всей этой истиной – и в такие тесные рамки! И поэтому боль и отвращение. А тут возвращение делится на много стадий, происходит тихо и постепенно, ты опять как бы в двух местах сразу. Хотя это весьма шизофреническое ощущение. Вот так и сходят с ума, подумалось мне, когда осознают, что все это – условно: эта стена, этот вид за окном, ты сам. Зачем жить, если жизнь – это моя фантазия? Если на любой довод и возражение я могу ответить: эту мысль придумал тоже я… А, может, так и умирают, от мысли: зачем дышать, ведь дыхание тоже придумал ты и можно без него…
После трипа – ощущение мира, покоя, буддийской "непривязанности" к вещам, всепримиренности какой-то. Переживания "Я" кажутся очень мелкими, не хочется думать о пустяках. И сам я кажусь себя пустым и созвучным миру. Я нахожусь здесь и сейчас – и мне это нравится. Потому что я не отравляю себя мыслями и оценками, не думаю о прошлом и будущем, не хочу чего-то достичь или изменить.
А едва заснул, позвонила Умка и сказала, что умер Баптист. И что она сама едва не погибла. Но это уже не имеет отношения к трипу.

 
Tags: эксперименты
Subscribe

  • Мировоззрение

    Человек задает вопрос и получает какое-то количество ответов. Например, он спрашивает: что такое «русская духовность»? И ему…

  • Ветер

    Внезапно вспомнил странное впечатление на одном недавнем мероприятии: это совсем неплохо – теперешняя относительная бедность. Она…

  • Глобальное

    Человек обзаводится идеями – словно одеждой в магазине готового платья. Он заявляет, скажем: «Я люблю свободу!» или даже:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Мировоззрение

    Человек задает вопрос и получает какое-то количество ответов. Например, он спрашивает: что такое «русская духовность»? И ему…

  • Ветер

    Внезапно вспомнил странное впечатление на одном недавнем мероприятии: это совсем неплохо – теперешняя относительная бедность. Она…

  • Глобальное

    Человек обзаводится идеями – словно одеждой в магазине готового платья. Он заявляет, скажем: «Я люблю свободу!» или даже:…