Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Categories:

Once upon a past - 27

ВРАГИ

Пришел Принц и принес статью в "ЛГ" о роке, где реабилитировали рок-группы вообще и советский рок в частности, семнадцать лет существовавший исключительно подпольно и вне закона, – и нашумевшую статью в "Комсомольской правде": "Дети Деточкина" – о "дружинах порядка", неофициальных объединениях ветеранов Афгана для самоличных расправ с правонарушителями.
Статья воспевала борьбу со злом с позиции зла и силы, а не с позиции слабости, как в незабвенном фильме. Это не дети Деточкина, было решено на кухне, это дети Мао Цзэдуна, гитлерюгенд и Павлика Морозова. Ведь с позиций "закона" – и хиппи вне его, и "тунеядцы", наркоманы, бродячие поэты и художники. Кто-то, вроде люберов, уже себя показал – избили до потери памяти на “Яшке” Диогена, дали в "Туристе" по мозгам Володе-музыканту, который и мухи не обидит: на днях он явился к нам из больницы с перебинтованной головой. Другие просят научить их самбо, потому что они хотят помогать родной стране и милиции бороться со злом. Они не просят научить их истине, культуре, добру, им предоставь повод дать в глаз, дай жертву. Потенциальные преступники и насильники становятся защитниками и устроителями порядка. В статье это выдается за ценную инициативу снизу, инициативу тех, кто уже послужил "на благо родине", исполнив "интернациональный долг".
Недавно в городе Жуковском по дороге на вокзал после концерта "Веселых картинок" меня остановил один "ветеран", в дупель пьяный капитан и "герой Смоленской области", успешно воевавший в Афгане и расправившийся в Ташкенте прямо на улице с зеленоволосым панком – как он мне сам поведал. То же он хотел сделать и со мной – обезьяной, сволочью, пидорасом и т.д., двадцать определений из сплошного мата. Недавно в городе Жуковском по дороге на вокзал после концерта "Веселых картинок" меня остановил один "ветеран", в дупель пьяный капитан и "герой Смоленской области", успешно воевавший в Афгане и расправившийся в Ташкенте прямо на улице с зеленоволосым панком – как он мне сам поведал. То же он хотел сделать и со мной – обезьяной, сволочью, пидорасом и т.д., двадцать определений из сплошного мата.
Капитан, герой, обладатель нескольких орденов, ветеран и инвалид (на голову) последней войны, он представлял "русского человека", всю русскую страну, и от имени ее, ее порядка и достоинства, ее славы, партии, традиций – он ненавидел меня, он был готов уничтожить всех таких, как я. Вот он, правоверный советский человек! Эта пьяная мразь была солью земли! В таком случае я отказываюсь считать себя русским, носить фамилию народа, опозорившего себя в почти уже вековом рабстве! Торжествующая посредственность, которой дали шанс и которая, наконец, дорвалась до мордобоя. Чтобы наказать всех, кто не такой, как она.
В этом Жуковском нас едва не побили любера, съехавшиеся, кажется, со всего Подмосковья, человек сто, не меньше. Любера были пьяны и агрессивны, как охотники перед охотой. Они ждали нас у клуба, рассчитывая после концерта на грандиозное мочилово. После концерта кто-то из устроителей, возможно, Сергей Гурьев, вызвал милицию, и в ее ожидании в фойе и на улице у клуба произошла странная конвергенция: любера перемешались с волосатыми и прочим меломанским народом, до времени демонстрируя полную индифферентность друг к другу. Народ застрял в клубе, как на спасительном острове, стремаясь идти в темные переулки даже толпой.
Наконец подкатили милицейские газики. Никого не забирали, никому не предложили разойтись: менты лишь расчистили волосатым дорогу, а потом до самой платформы шли с ними вместе, любера на одной стороне улицы, хиппари и прочий пипл на другой, а между ними менты, не давая соединиться. Любера лишь выкрикивали угрозы и оскорбления, менты и хиппари молчали. Не понятно, на чьей стороне были менты. Но приказ они выполнили: люберов не пустили даже на платформу, и хиппари уехали в пустой электричке, к тому же и бесплатно.
Первый раз в жизни мы были благодарны ментам.
Музыкант Володя рассказал, что с ним случилось на Арбатской: на собравшихся волосатых, мирно беседующих друг с другом и с другим интересующимся пиплом, наехало человек сорок люберов. Но мочилова не получилось из-за ментов, стоявших поблизости. Менты-телохранители даже дали волосатым номер телефона отделения, которое специально занимается люберами – на случай будущих встреч. Попустительское отношение ментов к агрессивной, но "сознательной" молодежи, шло на убыль. Уж слишком много разбивалось голов. Уж слишком развязно они себя вели, подменяя где надо и не надо "законную" власть. Хиппари представляли для ментов гораздо меньше проблем.
Контркультура перестала быть фантомом, и с ней перестали бороться силами невежественных общественников и служебно неистовствующей милиции. Раньше с идеологами боролись неидеологи, нынче с ними борются идеологи противоположной идеологии, совместившие в себе и суд и расправу, и тем добившиеся ощутимого результата. Раньше совдеп не знал такого "идеологического" бандитизма: борьбу с "несознательными" идеалистами силами "сознательной" урлы. Это были знаки прогресса, то бишь упадка и слабости.
Tags: once upon a past, Беллетристика, Быль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Разница

    Творческого человека от нетворческого отличает пафос, то есть некие идеалы, которые он хочет воплотить или защитить. И уравновесить недостатки…

  • Плата

    Талантливость – плата за несчастность. Или: несчастность – расплата за талантливость. Впрочем, это все обоюдно и одно провоцирует и…

  • Шесть лет

    Так долго вместе: месяцы, года, Морские волны, города... Угадан Был вариант: из никуда в куда, В безмолвный свет, застывший в тени сада.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments