Пессимист (Александр Вяльцев) (pessimist_v) wrote,
Пессимист (Александр Вяльцев)
pessimist_v

Последняя мистика

Секс – последняя мистика современного человека. Поэтому он относится к нему столь трепетно, рассматривает столь пристально. Это единственная область, где что-то, из важного человеку, осталось непонятно. Начиная с непредсказуемости взаимоотношений и кончая тайной зачатия (при всей биологической очевидности этого механизма). Внезапные чувства, сумасшедшие страсти, неподавимые желания – вот, что такое любовь – и секс, как одно из ее главных искушений.

Все это можно назвать инстинктом продолжения рода – но это слишком простое и неглубокое объяснение. Это то, что бесконечно усложняет и переворачивает всю жизнь человека – в отличие от жизни животного. Человек погружается в это как в бездну, он воспринимает это как рок, из которого нет выхода, он видит в этом как счастье, так и корень всех своих важнейших проблем, главная из которых – потеря свободы. Так он познает ответственность, так он теряет силы, так он приближается к смерти.

Понятно, что смерть сама есть мистика, но для живущих она остается в значительной степени непроявленной, неактуальной, отодвигаемой за скобки, ширмы, страшной перспективой с одной стороны и чем-то непознаваемым со всех остальных.

Скажем так: секс – это единственная мистика, которую современный человек готов воспринимать. Хотя, правды ради, – во что он только ни верит: и в йогу, и в экстрасенсов, телепатию, те или иные обряды тех или иных церквей… Но все это превалирует, пока мистика эроса еще не заработала в полную силу или, напротив, когда приблизила ее эпигона вплотную к мистике танатоса.

Make love not war – призывали хиппи, сделав выбор между двух мистик. Очевидно, что любой нормальный человек сделал бы подобный выбор, если бы не грузили его воспоминаниями о национальном величии и происками заокеанских врагов, готовых отнять у бедного гражданина последнюю нефтяную вышку, которая и так ему не принадлежит.

В сексе воплотилась тайна вечно творящего бытия, для обуздания чего была изобретена смерть, чтобы освободить мир от переполнения недостаточно совершенными формами. Абсолютно совершенные формы, вероятно, не испытывают смерть или отодвигают ее в бесконечную даль.

Death don’t have no mercy in this land. И лишь любовь иногда на нашей стороне.

Это есть предпоследняя мистика, когда мы еще способны на жертвы, подвиг и идеализм. И секс – как последняя, когда мы уже ни на что не способны. И смерть – как coup de grace этой затянувшейся комедии.


Tags: медитации, секс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments