Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

ворота фиальт

Актеры

Политики – это актеры. Им важно видеть себя на сцене. Политическая трибуна – это театральные подмостки, на которых они демонстрируют себя перед публикой, привлекая к себе внимание, борясь за признание. Текст пишут политтехнологи, хотя иногда и они сами, в силу дарований. Но последние редко чего добиваются. Ибо политика, как большой бизнес, – соединение усилий и интеграция интересов.
Collapse )
ворота фиальт

Шанс



Революция – фрейдистский бунт против Отца, шанс опрокинуть сложившийся миропорядок, устоявшийся политический консенсус – и получить то, что в рамках этого консенсуса получить невозможно. То есть, прежде всего, власть и признание, табуны и женщин.
Однако, революционно отрицая преемственность, нарушая легитимность наследования кодов власти, революционеры обнуляют прежние договоры, созданные державной мощью государства-отца и исторической обусловленностью, спаявшие вместе разнообразные члены государства – в ходе многовекового эксперимента, полного жертв и крови. И им не стоит удивляться, что силы, разбуженные революцией, начинают творить свою революцию, свою свободу, вовсе не запланированную по революционному сценарию. («Можно вам? Можно и мне!») И отвечают на узурпацию власти в центре узурпацией власти на местах.
Collapse )
ворота фиальт

Контрдоводы

Вот возможные контрдоводы на мой вчерашний пост о войне и политике.
Разумеется, война – вещь нехорошая, это крайний способ ведения политического «диалога», тем не менее, она оказывается железно неизбежна – как следствие тяжелой затянувшейся болезни в отношениях государств между собой и каждого конкретного общества конкретного государства в частности. Общество, как и человек, требует справедливости. Оно хочет, чтобы его исторические жертвы были оценены. Оно хочет договориться, но его не слушают, считая, что оно напрасно выпендривается. И, конечно, усиление его роли в политической игре не выгодно тем, кто не готов ничем делиться. Собственно, политическими процессами управляют самые сильные – и они или могут, как немейский жрец, отстоять свое право на лидерство, или  теряют его. Это объективный процесс.
Collapse )
ворота фиальт

Ставки

В дневнике Блока за 1917 год есть запись о его разговоре с солдатом, «который хорошо, просто и доверчиво рассказал мне о боевой жизни... как перед наступлением меняется лицо... как потом надо владеть собой, как падают рядом и как это странно (только что говорил с человеком, а уж он – убит)...»
Не в компьютерной игре – убит по-настоящему, убит навсегда, навсегда для себя и навсегда для тех, кто его знал и, может быть, любил...
Если, конечно, не верить в посмертное существование – которое и придумано было, чтобы защититься от страшного абсурда этого НАВСЕГДА, этого абсолютного конца, необратимости факта смерти, – тем более для человека, полного сил и желания жить.
«Только что говорил с человеком, а уж он – убит...» Зачем? Зачем отняли у него жизнь? За идеалы родины? Но торжества их он не увидит. Почему человечество никак не научится защищать эти идеалы иначе, чем через массовое убийство?
Collapse )
 
ворота фиальт

Самсон

У Советского Союза была «великая идея», которую он мог дать миру, как некую надежду, как мощный эксперимент, страшную и работающую Утопию. Он предложил альтернативу чисто коммерческому развитию человечества: для кого-то на Западе соблазн, для остальных – безумие. Пусть внутри Утопии этот эксперимент обернулся чудовищной трагедией. Зато Советский Союз мог утверждать, что освободил человека от вековой кабалы, то есть от конкурентной борьбы за выживание, от морального рабства перед деньгами, от несправедливой диспропорции богатства и бедности и т.д. И что теперь его граждане, под благотворным руководством Партии, могут тратить освободившееся время на более утонченные занятия… Например, на стояния в многочасовых очередях и изощренную борьбу за дефицит. Благо дефицитом было едва не все…
Что может предложить миру современная Россия – того, чего нет у других? Все 90-е она искала новую национальную идею – и так и не нашла ее. Не годилась, разумеется, ни советская, ни дореволюционная – в силу своего явного архаизма. Хотя кое-кто мечтал бы о ее возвращении.
Collapse )
ворота фиальт

Игра

Говорить о политике, не в интернете, а дома, за чаем – как это старомодно! Будто возвращаешься в проклятый совок! Но тогда это было оправданно: религиозная советская идея натыкалась на не менее религиозную антисоветскую. Истины сияли и костры «инквизиции» ярко горели. Все 70 лет вопрос: «Како веруеши?» был доминирующим – и гильотина работала беспрерывно, как и положено в обществе, решающем вековечные вопросы. А совок  решал вековечные вопросы – и, можно сказать, только этим и занимался. (Не ищите в кличке «совок» лишнего осуждения: это я по старой памяти и любя.)
Collapse )
ворота фиальт

Великая перезагрузка

Мало верю, что «западную цивилизацию» – через выдуманную пандемию – готовят к «четвертой промышленной революции», «великой перезагрузке», «новой нормальности» и т.д. Чего только ни было в ХХ веке, куда только человека ни толкали, обещали, пугали. Даже на примере Советского Союза видно, как мало меняется природа человека, как ее ни кромсай, как над ней ни издевайся. А ведь была еще контркультурная революция 60-х – и что? И где?
Понятно, что за сто лет что-то изменилось (и было бы странно, если бы нет): мода, нравы, законы. Бытовая техника. Стало больше разной удобной ерунды. Но изменился ли сам человек – это большой вопрос. Изменился, скорее, «дух времени». И даже это изменение потребовало слишком много всего, в том числе океана крови. Да продержи себя «западный мир» в локдауне еще год, пять лет – неужели появится «новая нормальность»? Он добьется лишь бунтов и смены правительств.
Collapse )
ворота фиальт

Земля и граница

Все войны на постсоветском пространстве связаны с одним: произвольно установленными границами. Советский Союз устанавливал эти границы исходя из концепции сбалансирования «народного» хозяйства каждой республики, поэтому к более аграрной республике присоединяли промышленные территории соседней. Типа: какая разница – в одном доме живем! То же, кстати, происходило и на уровне автономий, в Удмуртии, например. При этом вовсе не учитывался ни национальный состав, ни исторические традиции. Важен был экономический или политический эффект (как с передачей того же Крыма).
Collapse )
ворота фиальт

Хартленд и чечевичная похлебка

Collapse )
С другой стороны, Россия теперь не самый привлекательный и богатый родственник, за ее плечами столетия кровопролитий, массовых мучительств. Все ее эксперименты провалились. Она не стала ни нормальным Западом, ни православным раем под властью просвещенных монархов, ни светочем коммунистического прогресса. Ее реноме испорчено, ее будущее неопределенно.
Кому охота делить с ней ее скромный кров, когда можно подселиться, хоть под лестницу, в комфортный европейский дворец? Вот если этот комфортный дворец станет уже не таким комфортным, а Россия наконец предложит то, что не может предложить Запад, – тогда ситуация изменится. А это произойдет не раньше, чем «традиционные ценности» опять войдут в моду, а последствия их размывания в европейском дворце – печальными.
Хартленд, как известно, неприступен. У атлантистов свои ценности, у него – свои. И, идя своим путем, он, может быть, однажды покажет что-нибудь уникальное. И тогда бывшие сателлиты выстроятся в очередь – стучаться пустить их назад…
 
ворота фиальт

Час Х

Не секрет, что у власти очень много внешних конкурентов, чтобы она церемонилась с внутренними. Поэтому на сегодняшнем поэтическом слэме почти у каждого молодого поэта упоминался ОМОН. И ей теперь безразлично – будут ли ее осуждать «оттуда», потому что Запад перестал быть для нее каким-нибудь авторитетом. (И Запад, разумеется, во многом сам в этом виноват.)
Очевидно, что морали в политике нет никакой, а есть только выгода и тактика ее получения. И извлечением этой выгоды заняты все государства – а вовсе не благородным делом гуманизации планеты Земля.
Collapse )