Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

про кино

Поглядел "Дурную кровь" Леоса Каракса (1986), с юной Джульет Бинош и Мишелем Пикколи. Они все – мертвые. Тут и эстетика, напоминающая японскую: черное, белое, красное и синее, и постоянно подчеркиваемая нереалистичность, словно мы видим трип или сон, например, о будущем. Так и комета Галлея, сыгравшая столь яркую роль в фильме, хоть приблизилась к Земле в том же 1986 г., ничего достойного в реальности не породила (ну, разве лишь начало настоящей Перестройки). Апокалипсические мечты.

Старая Европа заражена идеей смерти. Ничего больше ее не интересует. Даже секс. Молодая Америка может дурачиться, надеяться, обольщаться, пугать себя страшилками на ночь. Европа – серьезна. Она ни во что не верит. Она даже не напрягается, чтобы спастись (как Россия). Она слишком нежная и трусливая, чтобы принять вызов. Она изобрела всю технику – чтобы защититься от реальности. Она породила современный материальный мир, потому что боялась страдать. Буржуазный мир – это мир одержимых своим благополучием эгоистов. Они столетия исповедовали идею обогащения, видя в нем комфорт и безопасность.

И вот цель достигнута. И смысл жизни целой цивилизации элиминировался (накрылся тазом). Европа погрязла в кризисе (чуть-чуть растапливаемом все той же Перестройкой).

Христианство она тоже отвергла как слишком сложное. Христианство ей было нужно, пока сильные мучили слабых. Пока слабые не стали такими же сильными, а сильные – слабыми. Европа всех смешала и уравняла, в одной мере усилив и ослабив. Это было социальной игрой.

Весь путь развития Европы сводился к тому, чтобы у каждого был свой домик и садик. Тогда один не будет обижать другого, и все будут счастливы. Это и называлось раем в самом тайном европейском понимании. Он весь стоял на здравом расчете. В него не подмешивалось порывов, бескорыстия, удали. "Господи, спаси мои колбасы!" – молитва бюргерской Европы.

Все по молитве: колбасы спасены. Европа сыта и самодовольна. Она всех победила. Даже рок. Поэтому ей скучно, и она думает о смерти.

CURRICULUM VITAE

Ночью поставлен тепловой рекорд: + 27. Такая же примерно и вода в море. Она вообще повторяет среднюю ночную или чуть выше.

Мы за почти два месяца, что выехали из Вавилона, ни разу не смотрели телевизор, один раз зырили фильм по компу, зато дважды были в херсонесском театре. Это ситуация как бы обратная московской. Хотя с появлением интернета чуть смикшированная: отпала потребность в новостях. Все остальное обеспечивают гости. Иногда они даже приносят хавку и вино.

По этой же причине летний Крым – не место для творчества. Надо быть уж слишком самодовлеющим типом, чтобы работать в таких условиях.

Как там в Риме? Неужели до сих пор еще воюем?