Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

ворота фиальт

Роль

Когда мы начинаем жить? И начинаем ли? Мы растем, готовимся, учимся и муштруем себя – чтобы оправдаться за что-то, – за факт нашего существования, вероятно, – и отправляемся на гражданское ристалище, на поле брани и долга.
Назвать ли это НАШЕЙ жизнью? Или это навязанная нам роль, навязанный нам путь? Счастливы ли мы этой жизнью, наполняет ли она нас? Трудно сказать за всех. Кто-то сказал бы, что вполне, кто-то – что ни в малейшей степени. И сравнил бы ее – с проживанием, затаенным ожиданием чего-то настоящего. Увы, оно никогда не приходит.
А кто-то сказал бы, что счастье здесь вообще не причем, и мы рождаемся на страдания, как искры, чтобы подниматься вверх. Поэтому долг, долг и подвиг – и ничего больше!
Зато как волнуют блики солнца на воде, на краю мыса, когда кажется, что все хорошо и жизнь – оправданна!..
ворота фиальт

Комната

Смысл жизни одних – сделать из нее шоу, короткое, но яркое, поэтому запоминающееся. Смысл жизни других – сделать из нее школу, в конце которой человек (если позволит судьба) вырастает до существования. То есть бытия ровного, объективного, иначе говоря – зрелого.
И живет он в белой комнате, залитой солнцем, с красивым видом из окна. Из которой удобно уходить, ни о чем не жалея.
ворота фиальт

Ничто и что-то

У предмета, вещи – нет идеи. Поэтому и невозможна никакая «вещь в себе»! – это какая-то нелепость Канта! Идея – это представление человека о предмете – в рамках его практического использования. Использования для человека же, разумеется. Поэтому и не может быть никакого противоречия между идеей предмета и его, предмета, воплощением или бытием. Может быть противоречие между идеей идеи и ее (их) воплощением. У вещи есть только она сама, вещь, то есть ничто. Ничто – без человека. И «что-то», если человек дал этому имя и какую-то цель.
ворота фиальт

Цифры

Спорными и спорыми шагами приближаемся к страшным цифрам. А многие друзья уже «там», – из тех (немногих), кто дожил.
Не верится! Кто же знал, что «жизнь окажется длинней, чем было мнение о ней»? Хотя с близкого расстояния – они перестали пугать. Где мы и где цифры? Это только цифры, глупая абстракция. Collapse )
ворота фиальт

РОМАН САМОСОЗНАНИЯ

Для немецкого философа поразительно –
чтобы человек мог выразить себя одновременно
и в философской форме, и в форме романа, пьесы, эссе.

Мартин Хайдеггер

На современном книжном рынке хватает разного рода романов, написанных профессиональными математиками, историками, филологами, милиционерами и пр. Но мало или совсем нет, написанных профессиональными философами – во всяком случае, российскими. У нас уж если философ вступает на эту стезю – то все, пиши пропало, домой возврата нет, как случилось с Белым и Пастернаком. Впрочем, с математиками и милиционерами дело обстоит так же. Литература вообще дает гораздо больше свободы: пиши что хочешь, более-менее безответственное, иногда теоретизируй в любимом ключе, иногда предавайся мечтам – вот тебе и «интеллектуальный роман».
Нижеследующее – не исследование творчества небезызвестного философа, живущего много лет в Англии, Александра Пятигорского, ни, тем более, попытка его биографии. Причиной написания данной статьи послужила публикация в журнале «Октябрь», №11 за 2001 год его романа «Древний Человек в Городе».
Философы бывают разные. Бывают философы, которые свои теории мыслят и выражают как художники. Причем так успешно, что люди забывают, что они философы. Таким был Достоевский, сколько бы профессиональные философы ни кривили рожи. Таков был Толстой. Собственно, литература есть область именно философской деятельности, где некие философские истины доказываются не аналитически, но художественным путем. И бывают вполне профессиональные философы, которые считают роман полноценной площадкой философского исследования. Из наших таким был Владимир Соловьев в своих «Трех разговорах». Таков был Камю, утверждавший: хочешь понять жизнь – пиши романы. Таков был Сартр, по адресу которого, собственно и прозвучала фраза Хайдеггера, вынесенная в эпиграф.
Collapse )

<журнал «Континент», № 112, 2, 2002>
ворота фиальт

Единственное



У меня очень практический ум. И я понимаю разницу между картинкой, музыкой, стишком – и «настоящими вещами», сущностными, так сказать – вроде дома, тепла в нем и пр. Можно прожить без картинок или с теми, что уж есть. Но нельзя прожить без «сущностных» вещей. В беседке можно сидеть в дождь, в доме – жить, в ванне – мыться (простите за прозу) и т.д. На картину же глядят пару минут – и идут дальше (немного радуясь, в лучшем случае). То же и с музыкой. Это – украшение серой стены, декорация жизни. Это надстройка над основным контуром ее. Его надо создать, его надо поддерживать. И в этом я вижу свою главную задачу. А буковки или линии нарисуют тысячи других, не обладающие моим упорством и сознательностью. Как я не обладаю их упорством в воплощении творческой задачи. Для меня это все же – хобби, досуг свободного человека, когда сделано все главное.
Collapse )
ворота фиальт

Свобода и необходимость

Свободу как осознанную необходимость выдумал Спиноза, насколько помню. Но он вкладывал в этот «афоризм», по-видимому, не то, что слышалось мне на занятиях по «марксистко-ленинской философии». Он исходил из тотальной детерминированности. Следовательно, и любой выбор человека – детерминирован. Свобода же в том, чтобы понять эту необходимость. Ты свободно приемлешь ее, то есть приемлешь сознательно, в отличие от тех, кто «приемлет» ее несознательно, кто совершает поступок, но не понимает его причину и последствия.
По сути, это вариант протестантской свободы: все предопределено свыше, но мы должны поступать так, будто абсолютно свободны в своих решениях.
Collapse )
ворота фиальт

Две жизни

Если первые тридцать лет мы учимся ужасу жизни, ее подвохам, засадам, наездам и цепям, узнаем ее мрак, неправду, ненадежность – и практикуем способы сопротивляться, – то вторые тридцать лет мы должны учиться ее прелести, ее совпадениям, ее солнечным сторонам улиц, ее чарующим ароматам. Нас уже не запугать, мы уже все знаем. Кроме, может быть, любви и радости. Этому и надо учиться в оставшееся время. Радости и спокойствию. Ибо, если не теперь, то когда?
Collapse )
ворота фиальт

Стена

Кант писал о парадоксальной ситуации человека: он не может не задавать, условно, вековечных вопросов: про Бытие, Бога, истину, смысл жизни, свободу и пр. – при этом он не может ответить ни на один из них – ибо это превышает возможности его разума.
Collapse )
ворота фиальт

Возвращение

Не бывает горы без долины, как настаивал Шестов. Так и не бывает поезда без станции, а приезда без отъезда. Можно и не возвращаться, если ты хорошо подготовил «побег», отрезал концы. Мы все всю жизнь что-то покидаем, причем навсегда: детский сад, школу, институт, старый дом, родителей, друга, возлюбленную, семью, работу… Даже родной город. Кто-то и страну до кучи. (Вот только Земли еще никому не удалось покинуть.) Наконец мы покидаем жизнь.
Collapse )