Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

ворота фиальт

Путешествие на восток



Отправляясь в путешествие, тем более такое, как наше, никогда не знаешь, чем оно кончится? В путешествии проверяешь свою удачливость, выживаемость, капризность (или некапризность). А так же качества спутника (-ов). По сути, как ни готовься к нему, оно все равно будет не таким, как планировалось. Машина была ожидаемой засадой, боль в спине – нет. При этом все получилось, даже с превышением. Я не рассчитывал на полет на параплане, например, общение с некоторыми людьми, знакомство с другими. Что-то выпало из программы: обстоятельства оказались сильнее. Зато и обошлась поездка много дороже намечавшегося. Но в такого рода путешествии, возможно, одном за лето, – не стоит экономить.
Collapse )



Альбом тут:

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.1119287344868528.1073742145.100003618196051&type=1&l=ed50d41282
лаевский

Судак и пр.


У меня случилось замечательное путешествие в Судак. Замечательное уже тем, что машина не сломалась, но, напротив, доехала в оба конца, хоть и на последнем издыхании, так что иногда мне приходилось уговаривать ее: ну, миленькая, давай, осталось совсем немного!

Collapse )

Фото «приключений» с комментариями прилагаю.

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.506594579471144.1073741972.100003618196051&type=1&l=ec5890b239

Четыре дня в Турции (дорожный очерк)






 

В отличие от агрессивного русского самодержавия – прежде мне было трудно решить: нужен нам берег Турецкий или не нужен? И для ответа на этот основополагающий вопрос я на четыре дня слетал по случаю в Турцию.

Причем побывал я в самой попсовой ее части, столь обожаемой русскими туристами, то есть на ее южном берегу.

В Анталью самолет прилетел на закате, красный шар солнца скрывался за цепь серо-голубых гор, принятых мной за облака над свинцовым морем, над которым самолет делал разворот. Было еще довольно светло, и пока самолет садился, я видел в иллюминатор синие горы и стандартную застройку, какую можно увидеть рядом со всеми аэропортами мира, что-то безликое, серое, кубистическое.

Ночью все современные города и страны выглядят одинаково, и лишь влажная жара и подсвеченные мечети с высокими минаретами подсказывали, что я сдвинулся довольно существенно к югу.

Анталья – не конечная моя цель, моя цель находится в окрестностях Аланьи, самого теплого города Турции, со среднегодовой температурой почти 20 градусов. Когда-то Аланья была гнездом античных пиратов, разоренным Помпеем. Потом Марк Антоний подарил это гнездо и всю прилегающую Киликию Клеопатре. И она ее, якобы, очень любила. Понятно, ей же не с чем было сравнить, и она не видела осенних подмосковных лесов, не испытала их бодрящую прохладу…

Городок, в котором я жил, Махмутлар (видно, по имени пересохшей речки),  зажат на узкой полоске земли между горами Тавра и морем, и с балкона были хорошо видны одинокие фигуры людей, бредущих издалека, и школьницы в голубой форме, чьи ранцы на колесиках грохотали о мощенный тротуар. Не сразу я понял, что тут совсем нет чаек, вообще мало птиц, отчего игривые рыбы высоко выпрыгивают из воды, даже недалеко от берега. Наверное, для них это такое же развлечение, как для нас – прыгать в воду. Это, конечно, забавно, но без криков чаек море кажется ненастоящим.


Collapse )

Фото и комментарии к ним смотрите здесь:

http://www.facebook.com/media/set/?set=a.218910554906216.53510.100003618196051&type=1&l=1e82860275
лаевский

Понтийские хроники – 5





 

«Я имею вам сказать», или путешествие в Одессу

 

Маша Львова, моя компаньонка по этому крымскому лету, решила перебраться к друзьям в Одессу, и предложила скататься и мне. Why not? До пятницы я совершенно свободен. Да и потом тоже. Я был в Одессе трижды, но все как-то недолго, теперь же у меня появилась возможность погрузиться соус местной жизни, к тому же в ее «богемном» варианте, а это совсем другой коленкор. Только местные могут по-настоящему показать город, завести в нужные подворотни и подъезды, сияющие тусклыми остатками былой роскоши.

С нами поехала Ирина Робертовна Гутеева, случившаяся в моем доме проездом из Сочи, старая подруга Маши, мастер спорта, археолог, переводчик, логист в японской фирме, а в теперешней ипостаси некий альтернативный «психолог».

От Севаста до Одессы путь не то чтобы дальний, но и не вовсе ближний круг, 550 км. За всю дорогу остановили одни менты, якобы за превышение скорости. «Ритуальная перебранка» с ментами напоминает партию в покер: мент блефует, а ты не поддаешься. И поэтому выигрываешь. Выехав днем, мы были в Одессе поздно вечером, после вечерней бури, залившей весь город и поломавшей деревья. Но главное – оборвавшей весь городской свет, поэтому мы ехали по темному чему-то в отсутствии карты. Приютила нас у себя Оля Бекова, художник, дизайнер и архитектор по первому образованию, в общем, все на свете, как у нас принято. Она на четверть из польских караимов, так что я увидел живого потомка легендарных жителей соседнего Чуфут-кале. Судя по фото ее предков – прежние караимы были похожи на грузин.

Живет она в бывшей конюшне на улице Коблевская, недалеко от Нового рынка. Вход из длинного узкого двора, через палисадник. Эти дворы – одно из украшений и даже суть Одессы. Другая «суть» – широкие улицы регулярной планировки с гигантскими тротуарами, равными ширине проезжей части, по которым очень удобно бродить и устраивать уличные кафе, которые и устраиваются в Одессе в великом множестве. Так же широкие тротуары, прикрытые огромными  платанами, японскими софорами, катальпами и прочими деревьями, защищают южный город от палящего солнца и прекрасно решают проблему парковки. А при малоэтажной застройке и великолепной старой архитектуре Одесса превращается в один из самых удобных, человечных и красивых городов на свете.

И, однако,


Collapse )

 
Фото и комментарии к ним смотреть тут:
1.
http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187691448028127.42352.100003618196051&type=1&l=873bc441d5
2. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187695171361088.42354.100003618196051&type=1&l=52a8bf91ca
3. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187697851360820.42356.100003618196051&type=1&l=0039149241
4. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187702091360396.42358.100003618196051&type=1&l=261b130672
5. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187706798026592.42361.100003618196051&type=1&l=d2ea59f2b1
6. http://www.facebook.com/media/set/?set=a.187708994693039.42362.100003618196051&type=1&l=0c39b4a2b4

В очках

Голоса полосатого моря (рассказ) - 2 (оконч.)





Утром, продолжая играть почетную роль экскурсовода, я повез Аню в Балаклаву. На набережной мы купили продуктов, вина и воды, и арендовали баркас до Инжира.

Внутри бухты, среди скопившегося прогулочного флота, море было прозрачным и тихим. Отсюда хорошо видны несколько красивых полуразвалившихся домов, что стоят на набережной с царского времени, когда здесь был курорт, а не морская база для подводных лодок. Туннели для этих лодок уходят глубоко в гору и видны теперь совершенно свободно. Это все, что смог построить совок. Тоже по-своему уникально, грандиозно и бесчеловечно. Кажется, что здесь изменился климат: вместо колонок и арок – голые бетонные стены и окна, как бойницы, суровые батареи и аскетичные ангары. Главным было победить в войне, и мирную жизнь превратить в ее перманентную репетицию. Государство рухнуло как мост, на который нагрузили слишком много танков. И мы теперь созерцали руины в квадрате – сразу двух государств, почивших в бозе. А если взять до кучи генуэзцев…

Но стоило выйти из уютной горловины бухты в открытое море – и нас закачало, как плот "Медузы" в миниатюре. Зато мы увидели уступчатый, полосатый, уходящий в голубую даль могучий Айя с курящимися на вершине облаками и желто-пепельную Генуэзскую крепость на обрыве горы, к которой, экономя время и силы, мы так и не поднялись. Сквозь брызги, проваливаясь в волны, мы плыли на далекие, малодоступные пляжи. Аня смеялась на носу лодки, все лицо мокрое. На ней была короткая формальная юбочка и футболка. Наш сидящий на корме гондольер, в белой майке и шортах, напоминающий куприновского грека, загорелый и гордый, завистливо косился на нее, словно на лакомое блюдо.

Полосатые горы поворачивались, силуэты становились выше, демонстрируя свою фортификационную мощь, и вот над морем повис профиль огромного пьющего воду носорога, спокойного, полного уверенности в своей грубой красоте. Недалеко от него, под обрывающимся в море плато, был нужный нам пляж.


Collapse )

В очках

Голоса полосатого моря (рассказ) - 1

***

Ночью инкерманские горы кажутся покрытыми снегом. В окне пустого вагона – перспектива ночного порта, застывшая среди отражений береговых огней, похожих на колючие рикошеты. Ничего не сказал поэт про Севастополь, типа: "Я вернулся в мой город…" Лишь шесть броненосцев с шестью канонерками охраняют его до самого Фиолента.

На улицах – сонливая тишина и предрассветный покой. Влажный, как простыни, город был насыщен непотревоженными с ночи запахами.

Утреннее такси довезло меня до дома. Темный сад встретил пахучей зеленью и розами, – как покорителя космических расстояний, отделяющих нас друг от друга. Аня в полупрозрачном платке вместо юбки открыла дверь.

– Я здесь уже три дня, – сообщила она, когда перед большим кухонным окном мы пили кофе, дополняя его местным вином. – Первый день я провела в Херсонесе у знакомых археологов. Это первый мой выезд из Москвы за много лет! Я полна впечатлений – и хочу еще!..

Прежде я плохо знал ее. Лишь в последние месяцы в наших отношениях появилось что-то вроде дружбы. Здесь в Крыму, на нейтральной территории, я по-новому ее увидел. Высокая, ироничная, слегка мальчишеская, с независимыми мыслями и выражением лица, – она мне понравилась.

У меня был обычай: в день приезда идти здороваться с морем, какая бы ни была погода. Аня сама захотела идти со мной. Я был старожил этих мест, и она ждала меня, чтобы я точно обозначил то, что здесь можно и должно увидеть.

В этот ранний час берег был пуст. Небольшие серо-зеленые волны шуршали галькой, привлекая лишь чаек. Несмотря на невеселый вид, море оказалось теплым. Я разделся догола и кинулся в воду. Аня, не долго думая, присоединилась ко мне в том же виде. Я понял, что эта девушка свободная, и у нас не будет проблем. Я плавал жадно и долго, как после продолжительного поста. И, как часто бывает, перекупался. На берегу было холоднее, чем в воде, и я крупно дрожал на непрерывном ветру.

– Я быстро мерзну, у меня ноль этой самой, жировой прокладки, – извинился я с пристебом.

Аня обняла меня, словно мать замершего ребенка. Мы сидели вдвоем на пустом берегу, под прохладный шум гальки, прижавшиеся и накрытые одной курткой, и я рассказывал, почему когда-то выбрал это место, соблазненный легендами приплывших сюда греков.

– У меня мало времени, всего три дня – на все легенды. В Москве ждет заказчик, – объявила она, словно приговор.


Collapse )
лаевский

Понтийские хроники – 4




 

Симеиз, Кошка, Чертова лестница

 

Это путешествие началось в Симеизе, куда мы попали глубокой ночью. Эту ночь мы провели в квартирке Оли Сусловой, где до приезда ко мне жила Маша Львова, в бывшей симеизской вилле, построенной архитектором Красновым. Соседнюю квартирку приобрел Паша Пепперштейн, но жить предпочитает у Оли, так как в его по непонятной причине нет воды. Воды, впрочем, не было и тут, ибо в Симеизе, как во многих других местах Крыма, начал действовать летний режим подачи воды, когда ее включают рано утром и поздно вечером. Однако у Оли Сусловой имелся специальный накопительный бак, поэтому ситуация не была критичной.

Квартирка, собственно, состояла из большой комнаты с высоким потолком, в которой была сделана антресоль для спанья, застекленная веранда и еще одна пристроенная маленькая летняя комнатка. С веранды был вход в крохотные удобства, из окна которых был чудесный вид на растущий впритык к дому старый кипарис. Выход из комнаты на веранду, бывший балкон, осуществлялся через проем с остроконечной мавританской аркой. Такими же арками были увенчаны все проемы дома, как я выяснил позже. Рядом с дверью на балкон стояло узкое, но очень высокое дореволюционное зеркало в стиле модерн.


Collapse )

Теперь дам отдохнуть себе и читателям.

Фото здесь:

http://www.facebook.com/media/set/?set=a.182202711910334.40233.100003618196051&type=1&l=5ac4eec8c4

лаевский

Понтийские хроники – 3






 

Много лет я смотрел на этот мыс, бродил и плавал вдоль него, но никогда не был на его верху. Думаю, и вы тоже. Я говорю о мысе Айя. То, что я 15 лет откладывал его посещение, говорит о верном предчувствии: все не так с ним просто. Но когда-то надо решиться, да и спутница мне попалась выносливая, проверенная на других горных дорогах.

Так что свернули мы с Ялтинского шоссе к селу Резервное – с весьма понтярными домами, проехали его и припустили выше в горы – пока не уперлись в украинскую воинскую часть. Воинская часть в окрестностях Севастополя даже не вызывает досаду – как привычная примета пейзажа. Поэтому просто отъехали от нее и оставили машину на обочине у леса.

Круто в гору через лес идет довольно широкая тропа сквозь невыскокий дуб, наверху появляются сосны и бук. Только до этого верха еще надо доползти. Здесь вновь печет солнце, сосновый воздух и море холмистой зелени во все стороны. Но мы не дрогнули и через час вышли на главную гряду Айя, откуда, наконец, открылось море. Был виден и Фиолент, длинная невпечатляющая с нашей 650-метровой высоты кишка вдоль горизонта. Отсюда же был виден и мыс с бункерами, венчающий Айя, куда я бессознательно стремился. Чтобы попасть туда, надо было сделать изрядный крюк по горной дороге: в гору, в долину, снова в гору. Я плохо представлял маршрут, но каждый раз выходил совершенно точно, словно пользуясь невидимым навигатором. Впрочем, навигатор иногда ошибается. Об этом потом.

В общем, новое путешествие заняло еще полтора часа.

Понятно, что в самом красивом месте снова стояла воинская часть, очередной советский зиккурат, и такой же полуразрушенный и заброшенный, как все зиккураты. Зато вид – наглухо! По одну сторону от «зиккурата» были видны мыс Каябаши у Балаклавы и Фиолент, по другую – голубая бухта Ласпи, где мы недавно гостили, гора Ильяс-Кая и мыс Сарыч, самая южная точка Крыма. А под ногами – Затерянный мир и 550 метров высоты. Это сильное впечатление: ни один небоскреб не предоставит такого ни за какие деньги.

Странно, но тут нашлись люди. Кого-то даже привезли на газике, хотя ехать по местным дорогам – сомнительное удовольствие.

У нас минимум воды и один лаваш. Времени тоже не очень много, ибо уже седьмой час, а нам брести 10-15 км по горам и через лес. Если б я знал, сколько на самом деле!

Обратная дорога в закатном солнце показалась удлинившейся раза в два. Так, самое смешное, оно и было… И вышли мы неведомо куда, в неизвестное поле с подозрительными матерчатыми куполами вдали. Еще дальше звучала и блестела огнями машин Ялтинская трасса, горы фланкировали горизонт. Здорово, только где мы? И где нам искать нашу машину?

У хозяина случайного «жигуля», зачем-то заехавшего в наше поле, я узнал, где Резервное и как далеко туда идти. Оказалось гораздо дольше, чем было обещано – и все через пустые поля с черными горами, над которыми висит издевательский месяц. Тоже красиво. Но обретенное Резервное – это только половина счастья. Теперь надо дойти вверх в гору, «вон на ту Фудзи!», – по просвещенному мнению Маши Львовой, до машины, а это еще два или три километра в полной темноте. Туда я отправился уже один, оставив Машу Львову в Резервном, на перекрестке всех дорог (благо, их тут всего две), где она нашла древний колодец. Жаль, забыл спросить, что надо нажать, чтобы открыть ее «Гибрид»? Но как-то все же открыл его – и мы были спасены.

В общем, путешествие вышло неожиданно длинным и слегка драматичным. Зато теперь принимаю заявки на экскурсии. Продолжение следует.

Фото маршрута здесь:

http://www.facebook.com/media/set/?set=a.181129065351032.39968.100003618196051&type=1&l=4c286c7681

лаевский

Понтийские хроники, 2



 

Полагаю, не смогу показать или сообщить ничего особо нового. Однако на этот раз я прошел по Большому каньону не только до Ванны Молодости, но и несколько дольше, куда не ходят обычные визитеры этих мест. Но нам с М.Л. этого показалось мало (главным образом М.Л.) – и мы упилили на полтора километра по другую сторону шоссе, теперь к водопаду Серебряные струи. Дорога к нему напомнила Карпаты и подъем к водопаду Шипот. Хотя сами Струи совсем другие и довольно оригинальны. Они стекают с полой скалы, в которой имеются двухэтажная пещера.

Но и водопада показалось мало – и мы пошли выше, к Юсуповскому пруду. У меня есть подозрение, что лежит он на Юсуповской же тропе, на которую то и дело натыкается тропа туристическая. Затемненный горой и деревьями (не просто деревьями, а огромными буками безмерной высоты), круглый пруд с бирюзовой ледяной водой устроен с помощью полукруглой плотины. Предназначался для разведения форели.

Как уже можно догадаться, пруда тоже показалось мало – и М.Л. пошла выше, а я за ней, в какие-то уже совсем голые горы, откуда открылся прекрасный вид на Каньон и все, что его окружает.

Ну, а дальше, понятно, Ай-Петри, где М.Л. вернули забытый месяцу назад в татарском кафе плед. И съемка со склона по дороге в Ялту.

Продолжение следует. Фото здесь:

http://www.facebook.com/media/set/?set=a.179592198838052.39594.100003618196051&type=1&l=2528954fc2