Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

ворота фиальт

***

Ревет, мордой к небу, затравленный зверь.
Охотники, круг замыкая,
Собак подзывают. Все ясно теперь:
Свет четвероногого рая

Забрезжил... Наверно, исчадьем добра
Он не был. Был хмурым и важным,
В заботах весь день. И не думал вчера,
Что все – так внезапно и страшно.

Collapse )
ворота фиальт

Слон



Гордый и уверенный в себе человек не начинает спорить, оправдываться и орать, если его несправедливо обидели (а разве справедливо обижают?). Бесится из-за этого лишь человек неуверенный в себе, кто в глубине души боится, что обвинения оправданы. Гордому человеку унизительно ругаться, – словно ставя себя на одну доску с ругателем, недостойным внимания уже хотя бы потому, что не умеет владеть собой и находится в другой моральной весовой категории.
Collapse )
ворота фиальт

Закаты

Прожить свою жизнь – это главная заслуга и проблема. Прожить – не превратив ее в ужас или стыд. Или вдруг – сделать из нее строчку стихотворения, которую потомкам будет приятно повторять.
Жизнь – постоянное взаимовлияние и взаимопроникновение характера и обстоятельств, удачи и таланта. Сильный характер и дарование – это как хорошие карты в колоде. С ними можно выиграть партию. Насколько здесь можно что-нибудь выиграть.
Collapse )
ворота фиальт

Бездна

Природа жестока и безальтернативна. Она кидает нас в бытие, не спрашивая согласия, и тиранически заставляет страдать, искать, думать, – а потом убивает, хороших, как и плохих, умных, как и глупых. Убивает и тех, кто слушал хорошую музыку и говорил правильные слова.
Collapse )
В очках

Конец белки, часть 6 (последняя)

6. ШАНС, или АРМАГЕДДОН ЗАКОНЧИТСЯ В ЧЕТЫРЕ

В воздухе теряешь уверенность в себе. Ко всему надо привыкать. Я не летал 15 лет – и что-то постоянно замирает в области шва. В тот последний мой полет самолет долго падал – и это запомнилось… Это не страх… Или страх? Но в любом случае тут неуютно. Куча людей, орущие дети. Им тоже здесь плохо, как и мне. А взрослые даже могут есть. Привыкли уже? И никто не смотрит в иллюминаторы. Да там и неинтересно: рыхлые белые облака внизу, синее небо вокруг. А потом мы и вовсе потонули в сплошной облачности, как в молоке.
И Селин грузит своей мизантропией! Вот ведь подходящее чтение: «Путешествие на край ночи». Читал тоже 15 лет назад – и ничего не помню. Да и мудрено запомнить: весь текст на одной ноте, сплошная депрессия и облом. Лишь пара трогательных сцен человеческой доброты, которой сам автор ужасно удивлен.
В самолете кажешься себе маленьким и беспомощным. Самолет израильский – но в нем говорят в основном по-русски. Иногда для разнообразия звучит английский и иврит. Я пытаюсь вслушиваться и понимать (не иврит, конечно). Надо не забывать, что теперь я лечу в настоящую заграницу, где не был все те же 15 лет.

«Я была в том возрасте, когда еще верится в действенность эпистолярных объяснений» – это первое, что я прочел, открыв несколько дней назад книжку Симоны де Бовуар. Я уже давно не в том возрасте.
И я отправился в путешествие, результат которого совсем не мог предвидеть. У меня все же было слишком мало информации. Большая переписка не заменит десяти минут общения. Тем более нескольких дней. Хотя и они не могут дать многого: я прожил с человеком столько лет – и не понял про него всего. Что говорить о десяти минутах или десяти днях?
Не знаю, что я жду от этой поездки? Лишь любовь обладает патентованным рецептом счастья – и его очень хочется, хоть на короткое время.




Дальше здесь:
ворота фиальт

Зачем

«Зачем» все же появился человек – с его сознанием? До него все вещи просто существовали – и не думали о себе. Чайник не думает о своем существовании. И собака. Они просто существуют, рождаются и исчезают. Собака не задает вопрос: за что я страдаю? (Иначе она уже построила бы цивилизацию, схожую с нашей.) Зачем понадобилось человеку, в отличие от других, задуматься о своем месте во всем Этом? Что это ему дало – кроме смартфонов? И, начав этот путь – он же не знал, к чему придет?
Collapse )
лаевский

Больше котят!

Одна женщина призналась мне, что смотрит лишь уже виденные фильмы – чтобы не расстраиваться. Другая как-то сказала, что у нее своих проблем хватает, чтобы еще читать про чужие. Третья… Но это можно перечислять долго. Женщины вообще не хотят знать ни про что плохое. Их души нежны, а мир так груб! Поэтому их не интересуют новости, они не слушают радио, не смотрят телевизор, кроме определенных программ, и пойдут на какой-нибудь серьезный фильм или сядут читать Достоевского разве что по принуждению. Из искусства, словно дети, они предпочитают сказки, мультфильмы, на худой конец детектив или голливудскую мелодраму (те же сказки в современных интерьерах).
Collapse )

лаевский

О красоте

«Чувствуют ли животные красоту?» – такой вопрос я прочел недавно в интернете. Мой ответ – не чувствуют, потому что ниоткуда не испытывают в ней потребности. Ведь красота – функциональна, как и все в этом мире. Это ангел может позволить себе бесполезное, человек такого позволить себе не может. Все, что человек применяет и использует, он делает для собственной пользы и по несомненной необходимости (пусть часто ошибочно понятой).

Откуда же берется красота и зачем? Думаю, прежде всего, она связана с сексуальной областью (совершенно по Фрейду) и проистекает из идеи выбора брачного партнера. У животных сексуальный вопрос предельно упрощен: у самки начинается течка – и она становится непереносимо притягательна для любого самца. Но у человеческих самок нет этого механизма привлечения самцов, пусть химия крови порой превращает последних в маньяков, готовых кинуться на любую юбку. К тому же в человеческом обществе есть правила, приличия, законы и наказание за их нарушение. Поэтому проявлять свою животную природу человеку дозволено лишь в узких предписанных рамках (о чем так переживали Ницше и Маркузе).

Вот тут на передний план и выходит красота, то есть умение привлечь и увлечь (на алтарь «страсти»). Поэтому изначальная красота – это красота женская.

Ну, а дальше понятие «красоты» мы распространили на все, что вызывает наши приятные эмоции: пейзаж, музыку и т.д. То есть понятие «красота» перешло на них по ассоциации: что нам приятно – то и «красиво».

Такова моя версия.

лаевский

Белый Кит

Любовь пожирает любовь, любовь пожирает саму себя, – когда мы хотим приручить ее, посадить на цепь рядом с собой. Прирученная любовь задыхается, как Ихтиандр в бочке.

Все время быть вместе… Хм. Другой не всегда интересен, желан, но ты не можешь никуда от него уйти – или надеяться, что он сам как-то так покинет тебя на время. Ведь быть рядом с тобой – его законное место по праву «любви». Да и ты отнюдь не всегда восхитителен и прекрасен. Нельзя каждый день по 24 часа быть совершенным или хотя бы заметно лучше других. В то время как любовь основана на (загадочной) предпочтительности одного перед всеми другими. И ты показываешь человеку не лучшего себя, и сам созерцаешь не лучшего «лучшего». Откуда тогда любовь? Прикованной к нам любви нечем питаться. Она хиреет, как воины Ганнибала без битвы. На место любви приходит привычка, виноватый долг и боязнь что-то менять. Ну, и страх одиночества, конечно: что в трудную минуты ты окажешься один. Это серьезный довод. Но к любви он не имеет отношения.

Если я хочу именно любви, а не чего-то другого, я должен стремиться к максимальной свободе для всех. Чтобы отношения диктовались только любовью, а не стечением обстоятельств. Любúм – именно свободный, не окольцевавший тебя и не окольцованный тобою. Свободный зверь леса, в чем-то загадочный и неуловимый до конца, как неуловимый Джо из анекдота или мелвилловский Белый Кит.

Лишь в одиночестве можно жить, условно говоря, совершенной жизнью и создать «совершенного» себя. И лишь в паре можно познать душу – через жертвы и отказы, – и так стать глубже и человечнее. А в зазоре между этими двумя состояниями недолго горит любовь, соединяя их, сплавляя и оправдывая.

лаевский

Понтийские хроники – 4




 

Симеиз, Кошка, Чертова лестница

 

Это путешествие началось в Симеизе, куда мы попали глубокой ночью. Эту ночь мы провели в квартирке Оли Сусловой, где до приезда ко мне жила Маша Львова, в бывшей симеизской вилле, построенной архитектором Красновым. Соседнюю квартирку приобрел Паша Пепперштейн, но жить предпочитает у Оли, так как в его по непонятной причине нет воды. Воды, впрочем, не было и тут, ибо в Симеизе, как во многих других местах Крыма, начал действовать летний режим подачи воды, когда ее включают рано утром и поздно вечером. Однако у Оли Сусловой имелся специальный накопительный бак, поэтому ситуация не была критичной.

Квартирка, собственно, состояла из большой комнаты с высоким потолком, в которой была сделана антресоль для спанья, застекленная веранда и еще одна пристроенная маленькая летняя комнатка. С веранды был вход в крохотные удобства, из окна которых был чудесный вид на растущий впритык к дому старый кипарис. Выход из комнаты на веранду, бывший балкон, осуществлялся через проем с остроконечной мавританской аркой. Такими же арками были увенчаны все проемы дома, как я выяснил позже. Рядом с дверью на балкон стояло узкое, но очень высокое дореволюционное зеркало в стиле модерн.


Collapse )

Теперь дам отдохнуть себе и читателям.

Фото здесь:

http://www.facebook.com/media/set/?set=a.182202711910334.40233.100003618196051&type=1&l=5ac4eec8c4