Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

ворота фиальт

Потери

Жизнь – это череда приобретений и потерь, побед и поражений, «подвигов» и трусости. Победа невозможна без некоторого «героизма», а без победы невозможно приобретение (вещей, признания, самоуважения). Все наши таланты и душевные качества мало чего стоят, если мы не способны хоть изредка на большое усилие. Так, как домкратом, мы поднимаем себя к лучшему осознанию себя и овладению горизонтом. К умению жить по-своему.
Collapse )
ворота фиальт

Страх как товар



Мы живем в товарном мире, где товаром является все. В этом году самым популярным товаром стал страх: у кого за себя, у кого – что этот бред никогда не кончится!
В сети давно гадают, чем же все-таки вызван такой жесткач? Разве прежде не было эпидемий, разве пресловутый ковид чем-то серьезно опаснее привычного гриппа? Однако никогда и близко не было этой «паники» – с изоляциями и запретами, как теперь. В чем секрет?
Можно предположить, что все или почти все правительства послушно поддались веянию времени. Сказано (кем-то): пандемия и дикий стремак – будем плясать вокруг нового божка. И у каждого – свой интерес.
Однако потребность в страхе надо создать – этим и занимаются мировые правительства и подконтрольные им СМИ. Что же продают правительства потребителям под этикеткой страха? Новую несвободу, новое видение государства, новые правила жизни, новые мифы… Новые технологии, где все станет виртуальным, а не реальным. Новое восприятие человеком самого себя и своего места. Твое место у параши!
Ну, а нашу власть, известно, – хлебом не корми – дай что-нибудь запретить или ограничить! Ссылаясь на опыт тех, у кого тысячи смертей (хотя мы знаем, как их считают), она вводит жестокие карантинные меры практически на пустом месте, «на опережение». Как удержаться, если появился повод! Она как наркоман – не может! Конечно: научи дурака Богу молиться, он и лоб расшибет. К тому же в чем в чем, но в запретах и ограничениях мы всегда были впереди планеты всей. «Приличные» страны запрещают и ограничивают, – неужели мы отстанем?!
Никто из моих друзей (наверное, и из ваших) не видел реально ни одного заболевшего от ковита, тем более умершего. Притом что половина из нас им, возможно, уже переболела – как прежде гриппом, почихала и выздоровела. Но нас изолируют и прессуют, словно в городе чума! И мы все умрем, если не чрезвычайщина!
Полагаю, наша власть все же не так проста, чтобы не иметь в этом спектакле какого-то особого резона и интереса. Первый и очевидный: потеря популярности, если ковид и правда круто распространится, а больничных коек не хватит – и тут откроются некие неприглядные факты о состоянии российской медицины. Начнутся слухи, накрутки про жертвы, как когда-то в Одессе… И все, разумеется, обвинят власть в в пренебрежении здоровьем граждан… Возможно, и без особых оснований, как часто бывает. Но власть по своей привычке дует на воду и перестраховывается.
Второй интерес из разряда конспирологических: власть проверяет возможности и методы манипулирования массовым сознанием, степень управляемости граждан, меру их готовности подчиняться нелепому и мучительному. Ведь сперва, в стиле «окна Овертона», можно приучить население к потере одних, еще маленьких, свобод, вроде не шибко важных – под благовидным предлогом, разумеется. Потом еще одних, чуть больших, потом – до бесконечности. Чередовать это надо с возвращением части прежних свобод, но никогда не всех. Отнял на единицу, верни на две-трети. Почти то же самое. Никто на радостях не станет придираться! Потом люди станут просто счастливыми от этих кратких промежутков, как от воскресений – когда их не мучат. И будут хвалить мучителей за их гуманность. Чтобы к концу эксперимента человек совершенно забыл, что имел когда-то какие-то свободы, ну, как советский человек в недавнее время. «Свободно выходить на улицу»? А разве такое бывает?!..
Может, под ковид или «победу» над ним и «поправки в Конституцию» хорошо пойдут. Без эксцессов.
Если в мире есть пандемия – то пандемия безумия. Которую нам продали как товар первой необходимости. Ей уже заполнены все прилавки. Скоро не останется никаких других товаров. В такой ситуации выживут сильнейшие (государства). Это я и называю войной нового типа и войной 21 века, самой гуманной – но лишь для победителей.
ворота фиальт

Домашний арест продлен





Абсурд крепчает настолько, что вчерашние первоапрельские шутки на тему продления карантина из-за коронавируса – воспринимались за чистую монету. Но это вчера были шутки, сегодня уже нет.
В интернете упражняются в анекдотах про уставшую собачку, с которой гуляет весь подъезд, или про ссору мужа и жены за право вынести помойное ведро… То ли еще будет!
Людей обложили со всех сторон: то зомбируют в СМИ репортажами про огромные «жертвы» от вируса, то стращают новыми наказаниями за нарушение карантина.
Collapse )
лаевский

Йога



 

Отсутствие воспоминаний делает тебя пустым, наличие – несчастным.

Но я хочу поговорить как раз о счастье.

Секрет счастья чрезвычайно прост – надо забыть о цели. То есть надо перестать переживать: о будущем, прошлом, возможной опасности или ошибке. Переживать и не верить действительности, даже в ее самые благополучные минуты. Переживания порождают цели. Лишь позабыв о цели – можно понять момент. Главная цель – не достижения конкретного места и результата, а достижение состояния безмятежности. Цель – ничто, настроение – все. Лишь хорошее настроение оправдывает как жизнь, так и цель.

И выходит, что радоваться может либо очень наивный, либо очень смелый человек, который не боится возможных засад – в уверенности, что их либо не будет, либо он с ними справится, как справлялся и раньше. Он не будет заранее готовиться к худшему, отравляя настоящее. Он чувствует в себе силу жить – не защищаясь, не враждуя и не подозревая. Может быть, это приведет его ко многим ошибкам, зато он испытает хоть что-то яркое.

Обладание радостью – настоящая йога, проявление личной силы. Эта личная сила – примерно то же, что хорошая техника у художника. И сперва надо освободиться от ложных ценностей, навязанных мнением людей, реальность которых больше ничего для тебя не значит. Крупная личность творит собственную реальность, на  которую ориентируются другие. Все мы исходим из чужого, чтобы обрести свое. Потому что наша жизнь – это только наша жизнь, ни для кого не повторимая, уникальная, как отпечатки пальцев. Два тела не могут занять одно место, как и одно тело не может быть в двух разных местах, и это определяет все. Прежде всего: что за галактику человек, словно Господь Бог, создал вокруг себя? Ибо человек – господь Бог своей небольшой галактики, и нет никого, кто мог бы творить эту галактику за него. Его можно только убить, освободив от непосильной задачи.

Вот и меня когда-то слишком захватил юношеский платонизм и нигилизм, отрицающий материальный мир, как что-то случайное и несовершенное, что законно вызывало тоску и едва не отчаяние. Тогда казалось, что без великого испытания грустью и отчаянием ты не удостоишься и высшей награды, и тем они оправданы. Грусть в это юное время – хорошая прививка, но как единственное в жизни блюдо она утомляет.

Да и я давно уже не юноша, и сам могу решать: плохо бытие или хорошо, не требуя ничего идеального и невозможного.

лаевский

Коэффициент




 

Я совсем не могу (и не хочу) сказать, что все мое лучшее – в прошлом. Может быть, потому, что не спешил жить (как некоторые)? И сохранил силы? Вероятно, я и правда слишком долго изучал жизнь других, готовя себя к чему-то настоящему и значительному. Что получилось – то получилось…

И теперь мне кажется, что я столкнулся с очередной фикцией, которую мне внушили… Так иногда бывает во сне, когда вдруг обнаруживаешь в знакомой квартире пять неизвестных тебе комнат. И удивляешься, что ты их не замечал – и верил, «знал», что их нет. Вот и я всегда был уверен, что 50 лет – почти старость. А теперь ясно вижу, что 50 и 25 – не различаются. Что такое 50-летний в некоторых случаях: молодой, здоровый и поживший. В конце концов, больше опыта и всякой информации никому не мешали. Лишь легче вести беседы. Да и жить, в общем, тоже. Чего лучше?

Понятно, что в любой момент меня может настигнуть какая-нибудь хитрая болезнь, или она настигнет моих друзей или родственников, отчего мой мир станет пустыннее. То есть возраст увеличивает коэффициент одиночества. Но растет и коэффициент приспособленности к нему. Главное, не должен расти коэффициент пустоты внутри. Коэффициент же свободы явно повысился. В том числе от иллюзий и ярких увлечений. И от этого иногда охватывает тоска.

В каждой позиции есть свои минусы.

Армагеддон

Про любовь


Распространенная ошибка влюбленных: они любят не другого человека, а свою любовь. Мечта о прекрасной любви легко удовлетворяется минимальными средствами – ибо так приятно переживать состояние влюбленности, ходить очумелым, улыбаться, писать стихи и чувствовать себя счастливым.

Результат выдуманной любви будет такой же, как хорошей попойки: стыд, апатия и головная боль. Особенно если в истории изначально был допущен мезальянс, и ты в порыве любви не хотел признаться, что просто лгал себе. Напротив, ты готов был мириться с чем угодно и находить невероятные достоинства среди пустоты и банальности, хоть в тот период вы старались продемонстрировать лучших себя. Ты закрывал глаза на то, что всегда тебя раздражало. И скоро снова будет раздражать, стоит лишь пройти первому энтузиазму любви.

Люди мечтают обманываться – ради кайфа, который дает красивая иллюзия. И неудача любви как раз может заключаться в том, что человеку и не нужно ничего, кроме краткой иллюзии, таких небольших римских каникул, что он вовсе не готов сломать и начать строить свою жизнь заново, не хочет ничего менять, но лишь зафиксироваться в привычных благополучных рамках, в которые по возможности должен вписаться другой человек.

Меня спросят: а можно ли в таком случае вообще любить? Не есть ли любовь всегда что-то выдуманное, как ангелы в небе? Холодно и объективно глядя на людей – что может привлечь в них? Да и, собственно, зачем они нужны, не гораздо ли проще вовсе без них?

Collapse )


ВТриЧетверти

Про больного




<Отрывки из текста>

Больной – человек, день за днем терпеливо наблюдающий перемещение солнца по небосклону.

Я все еще не перешел эту границу человека больного и здорового – и очень хорошо чувствую ее. Больной – вне этого мира, ничего в нем его не интересует и не волнует. Он словно еще по ту сторону смерти или овеян, сожжен ее дыханием, ее правдой и холодом. Он не вышел еще из этой темной страны. Такой посредник между миром мертвых и живых, как Баба-Яга.

Часть этих функций я хотел бы оставить за собой. Этот истинный взгляд на жизнь отчасти мертвого, отрешенного от мира.

Записки сиделки

Врач, как волшебник, авгур. Он, конечно, много знает, у него есть опыт. Но все случаи разные, болезнь протекает по-своему, и под оболочкой тела ему все равно мало что видно, сколько бы ни было рентгенов, узи, экг, эндоскопий, анализов крови и мочи. Он тащит подмышкой пачку историй болезней пары десятков больных его отделения с бесконечным количеством показаний и анализов в каждом. А ведь у больного, как на грех, может быть несколько болезней, в том числе не по его специальности. Поэтому выбор им лечения – в значительной степени риск, наитие, догадки: может, поможет… Врач следует алгоритмам: а, такая, значит, реакция, уменьшилось/повысилось давление, больной стал задыхаться… – тогда пропишем это, увеличим то, сократим другое… В конце концов, призовет коллег для совета. Ничего не помогает? – в реанимационное на усиленную терапию или на стол, резать… И так до бесконечности, пока больной или не выздоровеет или не помрет. Или не улучшит свое состояние настолько, чтобы его можно было выписать из больницы со спокойной совестью.

В конце концов, все, что может посоветовать и прописать врач – это предположения, и больной как бы кидает жребий: угадает врач его болезнь и найдет способ с ней справиться – или нет? Или, хотя бы, затормозить, пролонгировать процесс твоего умирания… Ну, и, конечно, выдержит ли все это лечение или его издержки твой многострадальный организм… Притом, что подавляющее большинство болезней, слава Б., давно известно, описано, и так или иначе усмиряется проверенными методами лечения, могучими современными медикаментами… И диагностика тоже не стоит на месте. Поэтому твое лечение/умирание в хорошей клинике с профессиональными врачами может протекать едва не бесконечно.

Я снимаю перед врачами шляпу, и при этом я понимаю всю их принципиальную беспомощность. Вот если бы на больном висело несколько десятков датчиков, круглосуточно с максимальной полнотой отслеживающих все, что происходит в организме, и посылающих информацию в какой-нибудь сверхкомпьютер, все это анализирующий и выносящий решение, как, чем и от чего лечить, для которого мы со всеми своими охренительными болезнями прозрачны и ясны, как простая гамма, тогда… Но, думаю, нам удастся помереть прежде, чем ответственность за нашу жизнь возьмет на себя электро-кибер-авгур, безошибочный, как предвечный Творец.