Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ворота фиальт

Школа

Школа – это место, где дети учатся самому худшему. Возможно, они приобретают в ней какие-то знания, но теряют душу. Помню, какими мы все были зайчиками в первом классе. И чем стало большинство через несколько лет!
В школе наибольшим влиянием пользуется не учитель, вбивающий сомнительные нормативные ценности, а самый отпетый из однокашников, который задает стиль жизни, представляет образец оптимального существования. Все остальное – только пропаганда взрослых. Совершенно разные люди, по талантам, организации нервной системы, психике, – оказываются в общем котле, где идет жесткая борьба за существование. Но, вопреки Дарвину, побеждает всегда худший. Или лучший – с точки зрения максимальной приспособленности к условиям: самый подлый, сильный, хитрый, бесчувственный…
Школа есть не столько место обучения, сколько репетиция всего отвратительного, чем будет взрослая жизнь. И во многом ее такой и программирует.
 
ворота фиальт

Младший класс

Нет красоты в лицах, в голосе, жесте, фразе, отношениях… В одежде, разве что у молодых девушек. Нет красоты внутри дома, нет красоты снаружи (за редкими исключениями). Нет привычки к красоте: было не до того. Красота казалась излишеством, когда нет и обыкновенных вещей. Красота бросалась в глаза – а надо было затаиться, сканать за шланг. Прервалась преемственность, стало худо с образцами.
Некрасота – это страх быть не таким, это душевная скудость и сухость, невежество, нелюбопытсво. Это душевная лень и равнодушие, консерватизм. Безразличие, узенький горизонт.
Collapse )
В очках

Ultima Italia




Всякое путешествие – это экзамен: твоей смелости, выносливости, опыту, умению ориентироваться и принимать решения, удачливости, наконец. Это экзамен твоей способности все подготовить, предвидеть и контролировать, нанизав на реалистический план действий… Надо многое знать – и многое узнать дополнительно. От этого зависит результат…
Наверное, в этой поездке не было ничего особенного, и ничего такого уж сенсационного со мной не случилось, но в моей достаточно обыкновенной жизни и такое «приключение» играет яркую роль. И, в конце концов, не сюда ли ездили со всей Европы за культурой, чтобы что-то завершить или начать, сверив шкалу ценностей с эталоном, сравнив миф и мечту с их источником? Вот и мне надо таким (неоригинальным) способом что-то «завершить». И ярко начать год.

Трудно сказать, какой из итальянских городов больше понравился или запомнился (про Рим я уже писал и здесь промолчу). Венеция была первой, легла на свежее восприятие, но и заслонилась наложениями всего, что последовало дальше. И все же – это совершенно особый случай, в чем-то анти-город, похожего на который нет.


Дальше здесь:
В очках

Круг неподвижных звезд - 6


ГЕНИЙ

 

Я подружился с ним в восьмом, уже перейдя в новую школу, отходив с ним вместе год в секцию самбо. Что-то мешало нам подружиться раньше, больше того, я считал его таким же жизнерадостным тупицей и хамом, как и все остальные в моем классе.

Он учился в этой школе с первого класса, жил здесь с самого детства и знал всю местную урлу, к тому же имел легкий характер, без напряга сходился с любой шпаной, каная при этом за хитрого умника, но и сам мог при случае ловко бросить зазевавшегося соученика на проходивших мимо девчонок. Он был силен, ловок и изобретателен, а что еще надо для карьеры хулигана? Но это был какой-то непоследовательный хулиган.

Начали мы с того, что вместе записывали и слушали музыку. Заодно выяснилось, что он любит читать и принимать прочитанное за форму деятельности. Эти вещи были странно впору, в то время как жизнь не грозила ничем замечательным.

Мы сошлись вдруг и сразу, просто от отсутствия кого-либо другого вокруг нас на нас похожего. Мы ездили на Самотек за пластинками, с еще одним двоечником и умницей Костей З. растили хаер, писали на страшные бабинные ящики трудно доходящие альбомы, постепенно переходя к интеллектуальному року и джазу, записались в гитарный кружок и даже изучили ноты.

 

Collapse )

Умерла Мадонна



Увы, не та Мадонна, что поёт, а известная Ирка Мадонна.
Я познакомился с ней в 82-ом, когда наша хипгопкомпания заехала в Кучино, навестить жившую там будущую Мату Хари. Да так там и осталась.
Это было прекрасное лето на даче бывшего мужа МХ, в сжатые сроки превращенную в "Виллу Пацифик" и хипкоммуну по совместительству, со всеми своими главными особенностями, среди которых была и завезенная Ником Меркуловым ханка...
Ирка была ближайшая подруга МХ, а потом и моя, надежная, отзывчивая, готовая сидеть сколько угодно с Кроликом, полуторагодовалым бейбиком МХ… Вообще, в дружбе доходила до героизма. Именно МХ познакомила ее с хипями – и на много лет это стала ее судьба.
В тот год я бессовестно ворвался в их дружеский союз и скоро перетянул все одеяла на себя. Естественно, я не знал, чем это может кончиться для Ирки, бесконечно преданной лично МХ, словно своему прекрасному альтер-эго, своему гуру... Она стала меняться: могла внезапно исчезнуть, не отвечать на звонки, вернуться и на расспросы нагнать какую-то невероятную телегу. У нее стало появляться свое лицо, своя интонация, не всегда понятные нам. Она никогда не была откровенна – и теперь стала отдаляться от нас через полуложь-полуправду своей новой жизни, через наши к ней упреки. Ее никак уже нельзя было назвать надежной.
Где-то в том же 82-ом она познакомилась с Энтом – и на много лет ушла в свою жизнь и опийные дела. Что не помешало ей родить четырех детей и оставаться образцовой матерью. Виделись мы редко, а потом она и вовсе исчезла в очередной раз – почти на десять лет.
Встретились мы вновь на 1 июня 2001 года. Я даже ее не узнал: коротко стриженная, еще более, чем всегда, сутулая и худая, какая-то серьезно побитая жизнью, к тому же в странном для данного дня и места прикиде. Оказывается, она работала теперь учительницей в московской школе и убежала на мероприятие чуть ли не с педсовета. Она разошлась с Энтом, соскочила с черной, получила диплом в каком-то провинциальном педвузе – и вновь жила с мамой и отцом в той же квартире на Каховке, что и 20 лет назад, лишь в усугубленной тесноте.
Одновременно с нами она затосковала по былому и своим волосатым друзьям. Мы соскучились друг по другу и рванулись в ностальгическом порыве…
Наша дружба началась словно с чистого листа, не омраченная недоразумениями прошлого. О том никто не вспоминал. Каждый так или иначе сделал свою жизнь, и хипповость была такой приятной декорацией, темой застольных воспоминаний, героическим преданием… Оттуда ползли корни нашей дружбы – и они были очень крепки.
Но года два назад с Иркой стало что-то твориться, словно прошлое перестало быть прошлым, а превратилось в настоящее – в самом зловещем своем варианте. Она ушла из школы (по крайне оправдательным, по ее словам, причинам), начала занимать деньги у друзей, рассказывая трагические истории, – и вновь не отвечать на звонки, прятаться, храня какую-то нелепую конспирацию. Даже дети часто не знали, где она и когда появится? Наша дружба могла бы выдержать и это, если бы она дала нам шанс, если б хоть раз перезвонила. Друзья гадали, что с ней творится, даже на 1 июня она не пришла, хотя в глубине души, конечно, понимали, что.
Она всегда пропадала, а потом появлялась. И вот пропала – и уже не появилась.






На Соколе, осень 82. Ирка, Кролик, Энт, МХ и еще один тип...


А это 1 июня 04. Две подруги:



(Совсем недавно я брал из этой же папки фото Руслана Индейца).