Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

ворота фиальт

Нелюбовь

«Нелюбовь» – это не фильм. И не простое отсутствие любви. «Нелюбовь» – активное чувство. Это не ненависть, но и не ноль эмоций – к кому-нибудь. Если ненависть – это любовь наизнанку, то «нелюбовь» – это недолюбовь, недоненависть. Это умершая любовь, это ее труп. «Нелюбовь» не бывает просто так, но лишь после любви. Это не какое-то «разочарование» – это глубже и безнадежнее. Это конец, но не ужас-ужас. Не отвращение. Это когда не получилось, хотя был шанс. Когда многое получилось. Но путешествие все равно не удалось. И кто-то в этом виноват…
Collapse )
ворота фиальт

Треугольник

Человек – несчастное существо: и одному ему плохо, и вдвоем быстро становится скучно и несвободно... А он еще закрепляет подобные отношения браком, усугубляя проблему. Образуется замкнутый треугольник: квартира–работа–дети, купирующий всякое развитие, съедающий все силы…
И «любовь» здесь – коварный клубок, приводящий нас в ловушку «треугольника» – из которого нет выхода.
Collapse )
ворота фиальт

Оправдание

Я достаточно толерантен, я даже читал Игоря Кона, смертью которого был так глубоко удовлетворен протоиерей Дмитрий Смирнов. Будучи юными и симпатичными хиппи – мы постоянно оказывались предметом пристального внимания ментов, урлы и дядек с «нетрадиционной сексуальной ориентацией» («гомосеков»). Помню, как меня пытался склеить бельгийский офицер в поезде «Москва-Париж» в дремучем 1989 году. Свобода, можно сказать, дохнула на меня… Следующим был такой «лимоновский» негр в поезде «Париж-Ницца»…
В этой истории с гомосексуализмом и ЛГБТ «смущает» не отклонение от «нормы» (и фиг с ней!) и не нарушение некоей «морали» (потому что никакими особо моральными существами гетеросексуалы не являются), «смущает» сама зацикленность на сексе, определение себя через то, как и с кем я сношаюсь!
Collapse )
лаевский

Скандал

«Он петь-то их не выучил, а перепортил всех», – как сказал классик. Не знаю, что там было, со свечой не стоял, но разве не то же самое случилось с Сократом? За что и был бит (судим)… Ты им знания, они тебе свои молодые тела. А что им еще дать? Цинично? Но все так любят «Лолиту», экранизируют: что за церемонии (лицемерие)! А ведь тут вовсе не нимфетки, вполне половозрелые барышни, у которых и самих, полагаю, «гормоны играли», – и которые во все века влюблялись в своих учителей (последний свежий пример: «Географ…»). А тут – симпатичный, с волосами (видел фото), в Херсонес возил на раскопки...

Collapse )

лаевский

Любовь небесного цвета

Нет, это не про знаменитую книгу Игоря Кона, у которого я украл заголовок…

Подумал, что гомосексуализм может происходить из очень сильного табу на сексуальные отношения с матерью. Иначе говоря, это гипертрофированный, трансформированный страх инцеста (фрейдовский «страх кастрации»). Все женщины похожи на мать, устроены, как мать, поэтому отношения с ними невозможны, дурны, отвратительны! Если же ты интересуешься мужчинами, то ты, следовательно, вне подозрения, на тебя не может распространяться древнее проклятие или кара страшного закона. То есть как бы снимается невротический конфликт Сверх-Я и Оно.

Collapse )

лаевский

Манфред (исповедь)

Реальная любовь реальной женщины? Нам, Манфредам, этого мало. Мы ценим лишь то, что можем породить из себя, вдохновляясь любовью, как поводом. Бедные женщины: они и правда думают, что так прекрасны и желанны для нас! Нет, они для нас только эмблемы настоящей красоты. Они – повод помечтать о ней, потосковать, сделать ради нее небольшой подвиг. Женщины думают, что мы делаем что-то ради них, а мы лишь проверяем на них силу собственного мастерства. Они – только блеклые копии и обманчивые цели, хотя порой очень похожие на настоящие.

Поэтому Манфред одинок: он не может заменить земной женщиной то, что интересует его на самом деле.

лаевский

Манфред

Любовь – сказка, и трудно устоять против сказки. Пусть сказка – ложь. И в ней торчит железобетонный намек для добрых юношей.

Всякая любовь кончается тем, что ты чувствуешь себя либо негодяем и садистом, либо преданным и забытым. Поэтому «любовей» не должно быть много. Впрочем, чувствовать себя садистом можно достаточно комфортно, особенно, когда страдающий не докучает, страдает далеко и молча. Да и все, в конце концов, от чего-нибудь страдают, мы что ли веселимся?! Поэтому позиция «садиста», конечно, предпочтительней.

Однако страдающий – тоже не ребенок, он прекрасно знал, куда лез. И что ради любви, ради этой счастливой одержимости – ты пускаешь другого вглубь своего нежного мяса. Ты словно переливаешь себе чужую кровь – а потом оказывается, что у вас разные группы. И ты стоишь в голом поле, куда тебя выманила любовь: дождь, раскисшая земля, серое небо, шум ветра, пустота. А день назад здесь был дворец, зеленый сад – и звучали сладостные песни. Куда все делось? Мираж?

Collapse )

лаевский

Олигархические речи

– Если цена за секс – свобода, то секс придется отменить, – заявил царь. – Ну, нет, не совсем, а в моем наилучшем царстве-государстве.

– А почему нельзя совместить, ну, чтоб и то и другое?! – воскликнул (глупый) народ.

– Потому что секс несет в мое наилучшее царство-государство хаос слов и надежд, которым не суждено сбыться, – подумавши, сказал царь.

Collapse )

лаевский

Ночь

За меня в моих постах говорят мои «я», все, сколько их есть, самоутверждаются, каждое за себя, – и хотят вас развлечь, крутясь юлой по сцене. Но и «сражаются за истину», на низеньких котурнах. И ждут хороших опровержений, не сильно боясь их, ибо сами могут отлично опровергнуть друг друга, что порой и проделывают, даже в одном посте.

Собственно, выражение Мити Карамазова: «Широк человек, я бы сузил» – отражает именно это: большое количество противоречивых «я», распирающих узкую человеческую душу. Их так много, потому что много вызовов, на которые им, ради нашего блага, приходится отвечать (challenge and response). Они специализируются на специфических ситуациях, то и дело превышая полномочия.

Иногда они пишут такое, что я, благополучно забыв и случайно найдя, удивленно спрашиваю себя: «И это тоже я написал?» Иногда найденное меня радует.

Вот очередное творение одного моего «я», не самого приличного. Или даже двух.

Collapse )

лаевский

Во все хорошее

Когда-то я считал секс – несомненным злом, «самой глупой вещью, которой занимаются умные люди», – как-то так. Потом стал видеть в нем нечто доброе, умеренно эстетическое, зато экстатическое, сплавляющее людей в телесной медитации. Ну, а если без красивостей, – то хотя бы разрядку в скучной практике повседневной трудовой (?) жизни. Но ничем великим, славным и страшно мне необходимым я никогда его не считал. В больнице у меня было «прозрение», что если секс и не зло, то, во всяком случае, что-то лишнее и недостойное (сильно одухотворенных людей, – словно вернулся к юношеской парадигме)... А потом был чудесный роман – и он опять смешал все карты.

Теперь я думаю, что секс ни зло, ни добро, ни вообще что-то серьезное. Я считаю его просто физиологией, а она не может быть ни «хорошей», ни «плохой». Отличие этой физиологии от прочих в том, что для ее отправления нужны двое. И это сразу придает ей социальный статус. Да и последствия ее часто тоже «социальны» (то есть трагичны)…

Вообще, положа руку на сердце, это довольно банальное и утомительное дело, энергозатратное, во всяком случае, для мужчины, хотя иногда и захватывающее. Наверное, я несколько упрощаю, наверное, я утратил способность очаровываться, поэтому и свое онтологическое одиночество предпочитаю преодолевать (проводить) в одиночку, ни на кого не рассчитывая. Хотя мне приятно близкое присутствие друзей, не склонных к присвоению чужих жизней. Наверное, я уже мало верю в любовь и не считаю счастье – критерием истины. Или нет: по-своему я все-таки верю, как вообще (как настоящий пессимист) верю во все хорошее…