?

Log in

No account? Create an account
Пессимист (Александр Вяльцев)
10 October 2019 @ 08:07 pm
Злость в человеке – свойство беспамятства. Это бунт против тоскливого сейчас, с его усталостью и проблемами. В этом узком сейчас он не может вспомнить ничего хорошего, трогательного, светлого, счастливого. И потому видит свою жизнь как проклятие, муку, бессмыслицу – и мстит за это тем, кто подвернулся под руку.
Read more...Collapse )
 
 
Пессимист (Александр Вяльцев)
17 July 2019 @ 11:35 pm
Люди всего боятся. Боятся даже удивляться. Особенно взрослые люди. Мол, они все знают, все видели, их ничем не проймешь. Если ребенок открыт для нового и жаждет его, то взрослый встречает его с досадой и подозрением. Он предпочитает видеть не мир, а свои представления о нем, догмы, привычки, с которыми ему спокойнее и проще. Он охраняет свой узенький мир и рубцы своих комплексов от вторжения нового, – того, что требует непривычной реакции и усилий – и может нарушить комплементарную картину и опрокинуть взлелеянные рубежи. И так кастрирует свою жизнь.
Надо разоружиться перед жизнью, снять латы, стать уязвимым – и увидеть мир. Чтобы удивиться ему.
 
 
 
Пессимист (Александр Вяльцев)
28 August 2010 @ 04:36 am
"Высокую культуру отказа" (чуть перефразировав Татьяну Толстую) – вот, что надо освоить каждому гуманисту, страдающему комплексом вины перед человечеством. Гуманист уязвим именно с этой стороны.
"Низкая культура отказа" – это боязнь показаться плохим и означает заниженную самооценку. Человек с высокой самооценкой обладает и "высокой культурой отказа".
Нас воспитали, что отказывать – не хорошо. И это так. Однако добро должно держать удар (перефразировав другого классика) – иначе его скушают мнимонуждающиеся. Была какая-то история (не библейская!) (склероз, блин!), где некий благодетель был вынужден отдать для утех страждущего свою жену. Он не был святым, он просто не умел говорить "нет". Более известный пример: "Село Степанчиково".
Плохо то, что, в отличие от "да", свое "нет" надо обосновать (поэтому критики какой-нибудь идеи всегда содержательнее ее сторонников). "Высокая культура отказа" в своей самой высокой точке подразумевает сделать просящего счастливым самим вашим отказом. Причем это должен быть именно отказ, а не малодушный обман: "Знаешь, я бы с удовольствием, но…" (дальше следует наскоро выдуманная причина).
Говорить "нет" – это как бы наживать врагов: вот, чего мы бессознательно боимся. Ну, и ответного отказа тоже, ибо и мы когда-нибудь будем нуждаться в чужой помощи. Поэтому, как положительный герой из сказок и детских книжек, на всякий случай говорим "да".
И куча людей этим пользуется, тратя наше время, покой, средства, силы… – ради собственного эгоизма, чтобы получше устроиться за чужой счет. Почему я должен предпочесть их эгоизм своему? Поэтому тут нет ничего дурного, чтобы отписать их. Мне-то от них ничего не надо, я и не рассчитываю на взаимность. Да и не дают такие как правило ничего. Ну, расскажут взамен какую-нибудь сказочку, например, какие они клеевые, бескорыстные, как их все любят…
В хипповой среде, где сесть на хвост считается правилом хорошего тона, надо проявлять удесятеренную избирательность, поощряя кого-нибудь в этом направлении. Имярек должен понимать, что ему следует заслужить твое к нему внимание, а не пользоваться врожденной деликатностью, альтруизмом и некими догмами круга, в который ему посчастливилось попасть. Иначе он дискредитирует это все, лишает альтруизм реальной ценности, превращая его в кормушку для паразитов.
Одностороннее бескорыстие вредоносно и никого ничему не учит. Лучше честно кого-то напрячь, чем терпеть его бесцеремонность. Когда с народом слишком церемонятся – он начинает баловать. Это не душеспасительно.