Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

ворота фиальт

Заинтересованность

Так называемая «мораль», «понимание» добра и зла – это вторичный продукт религиозных (мифологических) концепций, используемый для управления внутрисоциальными процессами. То есть, по большому счету, – демагогия.
Коллектив не жил в райском саду – поэтому и появились жесткие механизмы коллективной сплоченности. Но в жестком механизме необходимы корреляции – отсюда проистекает феномен так называемых индивидуумов, со своей точкой зрения. Однако разрушение коллективной сплоченности в условиях все более безопасной цивилизации приводит к видимости появления некоей «независимой» личности, которая считает, что ей все должны, и она может «настаивать на своем», как двухлетний ребенок.
Всякая мораль основана на заинтересованности людей друг в друге. Ради выживания. В ней нет ничего сильно возвышенного. Как и вообще нет ничего сильно возвышенного.
ворота фиальт

Другой механизм

Чтобы объяснить странное поведение человека в некоторых исторических ситуациях, например, культурных немцев в Третьем Рейхе, когда упомянутый человек выполняет бесчеловечные приказы, вроде как противоречащие всему его образу жизни и воспитанию, – было проведено много экспериментов. Один из самых известных – эксперимент Милгрэма на подчинение. Суть эксперимента: выяснить, «сколько страданий готовы причинить обыкновенные люди другим, совершенно невинным людям, если подобное причинение боли входит в их рабочие обязанности?» (из Вики). Эксперимент доказал, что подобная готовность наблюдается примерно у 65% испытуемых, слепо следующих наставлениям руководителя. В опытах Аша одиночка подчиняется мнению большинства, повторяя за ними очевидно неверный вывод, демонстрируя неверие в себя и власть коллектива. Об этом же школьный эксперимент «Третья волна» Рона Джонса, показавший, что успех группы, основанный на мощи дисциплины, является достаточным поводом к построению квази-тоталитарного сообщества. А эксперимент Джейн Эллиотт «Голубоглазые против кареглазых» продемонстрировал, как путем простого разделения учеников по цвету глаз с последующей идеологической аргументацией – можно легко внушить детям, что одни и правда лучше других, что даже сказывается на их оценках. О простоте манипулирования сознанием  свидетельствует эффект Розенталя (или эффект Пигмалиона), об этом же теория «Спирали молчания» (страх оказаться в меньшинстве). Заодно можно вспомнить знаменитый Стэндфордский тюремный эксперимент (есть даже кино), в ходе которого студенты, назначенные охранниками, быстро вошли в роль (и во вкус) и стали мучить своих коллег, назначенных заключенными. Об этом, кстати, – и советский «детский» фильм «До первой крови»: как дети легко и незаметно переходят грань между игрой и жестокостью. Разумеется, нельзя не вспомнит классического «Повелителя мух», хотя, в данном случае, роман – скорее, иллюстрация, как человек быстро возвращается к архаическим корням, попав, условно, в архаическую ситуацию.
Collapse )
лаевский

Понтийские хроники – 3






 

Много лет я смотрел на этот мыс, бродил и плавал вдоль него, но никогда не был на его верху. Думаю, и вы тоже. Я говорю о мысе Айя. То, что я 15 лет откладывал его посещение, говорит о верном предчувствии: все не так с ним просто. Но когда-то надо решиться, да и спутница мне попалась выносливая, проверенная на других горных дорогах.

Так что свернули мы с Ялтинского шоссе к селу Резервное – с весьма понтярными домами, проехали его и припустили выше в горы – пока не уперлись в украинскую воинскую часть. Воинская часть в окрестностях Севастополя даже не вызывает досаду – как привычная примета пейзажа. Поэтому просто отъехали от нее и оставили машину на обочине у леса.

Круто в гору через лес идет довольно широкая тропа сквозь невыскокий дуб, наверху появляются сосны и бук. Только до этого верха еще надо доползти. Здесь вновь печет солнце, сосновый воздух и море холмистой зелени во все стороны. Но мы не дрогнули и через час вышли на главную гряду Айя, откуда, наконец, открылось море. Был виден и Фиолент, длинная невпечатляющая с нашей 650-метровой высоты кишка вдоль горизонта. Отсюда же был виден и мыс с бункерами, венчающий Айя, куда я бессознательно стремился. Чтобы попасть туда, надо было сделать изрядный крюк по горной дороге: в гору, в долину, снова в гору. Я плохо представлял маршрут, но каждый раз выходил совершенно точно, словно пользуясь невидимым навигатором. Впрочем, навигатор иногда ошибается. Об этом потом.

В общем, новое путешествие заняло еще полтора часа.

Понятно, что в самом красивом месте снова стояла воинская часть, очередной советский зиккурат, и такой же полуразрушенный и заброшенный, как все зиккураты. Зато вид – наглухо! По одну сторону от «зиккурата» были видны мыс Каябаши у Балаклавы и Фиолент, по другую – голубая бухта Ласпи, где мы недавно гостили, гора Ильяс-Кая и мыс Сарыч, самая южная точка Крыма. А под ногами – Затерянный мир и 550 метров высоты. Это сильное впечатление: ни один небоскреб не предоставит такого ни за какие деньги.

Странно, но тут нашлись люди. Кого-то даже привезли на газике, хотя ехать по местным дорогам – сомнительное удовольствие.

У нас минимум воды и один лаваш. Времени тоже не очень много, ибо уже седьмой час, а нам брести 10-15 км по горам и через лес. Если б я знал, сколько на самом деле!

Обратная дорога в закатном солнце показалась удлинившейся раза в два. Так, самое смешное, оно и было… И вышли мы неведомо куда, в неизвестное поле с подозрительными матерчатыми куполами вдали. Еще дальше звучала и блестела огнями машин Ялтинская трасса, горы фланкировали горизонт. Здорово, только где мы? И где нам искать нашу машину?

У хозяина случайного «жигуля», зачем-то заехавшего в наше поле, я узнал, где Резервное и как далеко туда идти. Оказалось гораздо дольше, чем было обещано – и все через пустые поля с черными горами, над которыми висит издевательский месяц. Тоже красиво. Но обретенное Резервное – это только половина счастья. Теперь надо дойти вверх в гору, «вон на ту Фудзи!», – по просвещенному мнению Маши Львовой, до машины, а это еще два или три километра в полной темноте. Туда я отправился уже один, оставив Машу Львову в Резервном, на перекрестке всех дорог (благо, их тут всего две), где она нашла древний колодец. Жаль, забыл спросить, что надо нажать, чтобы открыть ее «Гибрид»? Но как-то все же открыл его – и мы были спасены.

В общем, путешествие вышло неожиданно длинным и слегка драматичным. Зато теперь принимаю заявки на экскурсии. Продолжение следует.

Фото маршрута здесь:

http://www.facebook.com/media/set/?set=a.181129065351032.39968.100003618196051&type=1&l=4c286c7681